Brotbufet.ru

ГастроБар "БротБуфет"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гранатовый браслет (Куприн)/Глава 3

Гранатовый браслет (Куприн)/Глава 3

— Боже мой, как у вас здесь хорошо! Как хорошо! — говорила Анна, идя быстрыми и мелкими шагами рядом с сестрой по дорожке. — Если можно, посидим немного на скамеечке над обрывом. Я так давно не видела моря. И какой чудный воздух: дышишь — и сердце веселится. В Крыму, в Мисхоре, прошлым летом я сделала изумительное открытие. Знаешь, чем пахнет морская вода во время прибоя? Представь себе — резедой.

Вера ласково усмехнулась:

— Нет, нет. Я помню также раз, надо мной все смеялись, когда я сказала, что в лунном свете есть какой-то розовый оттенок. А на днях художник Борицкий — вот тот, что пишет мой портрет, — согласился, что я была права и что художники об этом давно знают.

— Художник — твое новое увлечение?

— Ты всегда придумаешь! — засмеялась Анна и, быстро подойдя к самому краю обрыва, отвесной стеной падавшего глубоко в море, заглянула вниз и вдруг вскрикнула в ужасе и отшатнулась назад с побледневшим лицом.

— У, как высоко! — произнесла она ослабевшим и вздрагивающим голосом. — Когда я гляжу с такой высоты, у меня всегда как-то сладко и противно щекочет в груди… и пальцы на ногах щемит… И все-таки тянет, тянет…

Она хотела еще раз нагнуться над обрывом, но сестра остановила ее.

— Анна, дорогая моя, ради бога! У меня у самой голова кружится, когда ты так делаешь. Прошу тебя, сядь.

— Ну хорошо, хорошо, села… Но ты только посмотри, какая красота, какая радость — просто глаз не насытится. Если бы ты знала, как я благодарна богу за все чудеса, которые он для нас сделал!

Обе на минутку задумались. Глубоко-глубоко под ними покоилось море. Со скамейки не было видно берега, и оттого ощущение бесконечности и величия морского простора еще больше усиливалось. Вода была ласково-спокойна и весело-синя, светлея лишь косыми гладкими полосами в местах течения и переходя в густо-синий глубокий цвет на горизонте.

Рыбачьи лодки, с трудом отмечаемые глазом — такими они казались маленькими, — неподвижно дремали в морской глади, недалеко от берега. А дальше точно стояло в воздухе, не подвигаясь вперед, трехмачтовое судно, все сверху донизу одетое однообразными, выпуклыми от ветра, белыми стройными парусами.

— Я тебя понимаю, — задумчиво сказала старшая сестра, — но у меня как-то не так, как у тебя. Когда я в первый раз вижу море после большого времени, оно меня и волнует, и радует, и поражает. Как будто я в первый раз вижу огромное, торжественное чудо. Но потом, когда привыкну к нему, оно начинает меня давить своей плоской пустотой… Я скучаю, глядя на него, и уж стараюсь больше не смотреть. Надоедает.

— К чему ты? — спросила сестра.

— Прошлым летом, — сказала Анна лукаво, — мы из Ялты поехали большой кавалькадой верхом на Уч-Кош. Это там, за лесничеством, выше водопада. Попали сначала в облако, было очень сыро и плохо видно, а мы все поднимались вверх по крутой тропинке между соснами. И вдруг как-то сразу окончился лес, и мы вышли из тумана. Вообрази себе; узенькая площадка на скале, и под ногами у нас пропасть. Деревни внизу кажутся не больше спичечной коробки, леса и сады — как мелкая травка. Вся местность спускается к морю, точно географическая карта. А там дальше — море! Верст на пятьдесят, на сто вперед. Мне казалось — я повисла в воздухе и вот-вот полечу. Такая красота, такая легкость! Я оборачиваюсь назад и говорю проводнику в восторге: «Что? Хорошо, Сеид-оглы?» А он только языком почмокал: «Эх, барина, как мине все это надоел. Каждый день видим».

— Благодарю за сравнение, — засмеялась Вера, — нет, я только думаю, что нам, северянам, никогда не понять прелести моря. Я люблю лес. Помнишь лес у нас в Егоровском. Разве может он когда-нибудь прискучить? Сосны. А какие мхи. А мухоморы! Точно из красного атласа и вышиты белым бисером. Тишина такая… прохлада.

— Мне все равно, я все люблю, — ответила Анна. — А больше всего я люблю мою сестренку, мою благоразумную Вереньку. Нас ведь только двое на свете.

Она обняла старшую сестру и прижалась к ней, щека к щеке. И вдруг спохватилась.

— Нет, какая же я глупая! Мы с тобою, точно в романе, сидим и разговариваем о природе, а я совсем забыла про мой подарок. Вот посмотри. Я боюсь только, понравится ли?

Читайте так же:
Салат «Царская охота»

Она достала из своего ручного мешочка маленькую записную книжку в удивительном переплете: на старом, стершемся и посеревшем от времени синем бархате вился тускло-золотой филигранный узор редкой сложности, тонкости и красоты, — очевидно, любовное дело рук искусного и терпеливого художника. Книжка была прикреплена к тоненькой, как нитка, золотой цепочке, листки в середине были заменены таблетками из слоновой кости.

— Какая прекрасная вещь! Прелесть! — сказала Вера и поцеловала сестру.

— Благодарю тебя. Где ты достала такое сокровище?

— В одной антикварной лавочке. Ты ведь знаешь мою слабость рыться в старинном хламе. Вот я и набрела на этот молитвенник. Посмотри, видишь, как здесь орнамент делает фигуру креста. Правда, я нашла только один переплет, остальное все пришлось придумывать — листочки, застежки, карандаш. Но Моллине совсем не хотел меня понять, как я ему ни толковала. Застежки должны были быть в таком же стиле, как и весь узор, матовые, старого золота, тонкой резьбы, а он бог знает что сделал. Зато цепочка настоящая венецианская, очень древняя.

Вера ласково погладила прекрасный переплет.

— Какая глубокая старина. Сколько может быть этой книжке? — спросила она.

— Я боюсь определить точно. Приблизительно конец семнадцатого века, середина восемнадцатого…

— Как странно, — сказала Вера с задумчивой улыбкой. — Вот я держу в своих руках вещь, которой, может быть, касались руки маркизы Помпадур или самой королевы Антуанетты… Но знаешь, Анна, это только тебе могла прийти в голову шальная мысль переделать молитвенник в дамский carnet [1] . Однако все-таки пойдем посмотрим, что там у нас делается.

Они пошли в дом через большую каменную террасу, со всех сторон закрытую густыми шпалерами винограда «изабелла». Черные обильные гроздья, издававшие слабый запах клубники, тяжело свисали между темной, кое-где озолоченной солнцем зеленью. По всей террасе разливался зеленый полусвет, от которого лица женщин сразу побледнели.

— Ты велишь здесь накрывать? — спросила Анна.

— Да, я сама так думала сначала… Но теперь вечера такие холодные. Уж лучше в столовой. А мужчины пусть сюда уходят курить.

— Будет кто-нибудь интересный?

— Я еще не знаю. Знаю только, что будет наш дедушка.

— Ах, дедушка милый. Вот радость! — воскликнула Анна и всплеснула руками. — Я его, кажется, сто лет не видала.

— Будет сестра Васи и, кажется, профессор Спешников. Я вчера, Анненька, просто голову потеряла. Ты знаешь, что они оба любят покушать — и дедушка и профессор. Но ни здесь, ни в городе — ничего не достанешь ни за какие деньги. Лука отыскал где-то перепелов — заказал знакомому охотнику — и что-то мудрит над ними. Ростбиф достали сравнительно недурной, — увы! — неизбежный ростбиф. Очень хорошие раки.

— Ну что ж, не так уж дурно. Ты не тревожься. Впрочем, между нами, у тебя у самой есть слабость вкусно поесть.

— Но будет и кое-что редкое. Сегодня утром рыбак принес морского петуха. Я сама видела. Прямо какое-то чудовище. Даже страшно.

Анна, до жадности любопытная ко всему, что ее касалось и что не касалось, сейчас же потребовала, чтобы ей принесли показать морского петуха.

Пришел высокий, бритый, желтолицый повар Лука с большой продолговатой белой лоханью, которую он с трудом, осторожно держал за ушки, боясь расплескать воду на паркет.

— Двенадцать с половиною фунтов, ваше сиятельство, — сказал он с особенной поварской гордостью. — Мы давеча взвешивали.

Рыба была слишком велика для лоханки и лежала на дне, завернув хвост. Ее чешуя отливала золотом, плавники были ярко-красного цвета, а от громадной хищной морды шли в стороны два нежно-голубых складчатых, как веер, длинных крыла. Морской петух был еще жив и усиленно работал жабрами.

Младшая сестра осторожно дотронулась мизинцем до головы рыбы. Но петух неожиданно всплеснул хвостом, и Анна с визгом отдернула руку.

— Не извольте беспокоиться, ваше сиятельство, все в лучшем виде устроим, — сказал повар, очевидно понимавший тревогу Анны. — Сейчас болгарин принес две дыни. Ананасные. На манер вроде как канталупы, но только запах куда ароматнее. И еще осмелюсь спросить ваше сиятельство, какой соус прикажете подавать к петуху: тартар или польский, а то можно просто сухари в масле?

Гранатовый браслет

Гранат получил свое название за цветовое сходство с семенами одноименного фрукта. И тем не менее этот камень—талисман рожденных в январе бывает разных видов и оттенков. Зеленые цаворит и демантоид, оранжевые спессартин и гессонит, пурпурный родолит — тоже гранаты. Древние воины верили, что кроваво-красный гранат навлекает раны на врагов, а мирные люди — что он помогает очистить органы и кровь. Благодаря гранату-фрукту, символу плодородия, гранат-камень ассоциируется с любовью, страстью и духовным балансом.

Читайте так же:
Классическая консервация Завтрак туриста

Boucheron

Tiffany & Co.

Фото: Tiffany & Co.

Dior Joaillerie, кольцо DiorDiorDior, розовое золото, спессартины, розовые и оранжевые сапфиры

Dior Joaillerie, кольцо DiorDiorDior, розовое золото, спессартины, розовые и оранжевые сапфиры

Chaumet, кольцо Ecloision de Chaumet, желтое золото, мандариновые гранаты, гранаты цавориты, турмалины параиба, карнелиан, рубеллит, оникс, бриллианты

Chaumet, кольцо Ecloision de Chaumet, желтое золото, мандариновые гранаты, гранаты цавориты, турмалины параиба, карнелиан, рубеллит, оникс, бриллианты

Boucheron, серьги Serpent Boheme, розовое золото, гранаты родолиты

Boucheron, серьги Serpent Boheme, розовое золото, гранаты родолиты

Piaget, часы Titanota Bright Garden Watch, розовое золото, бриллианты, сапфиры, цавориты

Piaget, часы Titanota Bright Garden Watch, розовое золото, бриллианты, сапфиры, цавориты

Dolce&Gabbana, кольцо Heritage желтое золото, гранат, сапфиры

Dolce&Gabbana, кольцо Heritage желтое золото, гранат, сапфиры

Dolce&Gabbana, серьги и колье Devotion, желтое золото, гранаты, черный жадеит

Dolce&Gabbana, серьги и колье Devotion, желтое золото, гранаты, черный жадеит

Alice Cicolini, кольцо Tile, желтое золото, серебро, гранат гессонит, лак

Alice Cicolini, кольцо Tile, желтое золото, серебро, гранат гессонит, лак

Aurelie Bidermann, серьги Beetle, желтое золото, гранаты цавориты, бриллианты

Aurelie Bidermann, серьги Beetle, желтое золото, гранаты цавориты, бриллианты

Pippo Perez, браслет, зеленые гранаты, бриллианты

Pippo Perez, браслет, зеленые гранаты, бриллианты

Roberto Coin, колье Animalier, черненое белое золото, зеленые гранаты, разноцветные сапфиры, бриллианты, рубин

Roberto Coin, колье Animalier, черненое белое золото, зеленые гранаты, разноцветные сапфиры, бриллианты, рубин

Noor Fares, серьги Muladhara, желтое золото, красное дерево, гранаты, аметисты, сапфиры, бриллианты

Noor Fares, серьги Muladhara, желтое золото, красное дерево, гранаты, аметисты, сапфиры, бриллианты

Gucci, серьги, белое золото, гранаты, бриллианты

Gucci, серьги, белое золото, гранаты, бриллианты

Retrouvai, кольцо, желтое золото, родолиты

Retrouvai, кольцо, желтое золото, родолиты

Bvlgari, брошь High Jewelry, розовое золото, перидот, рубеллит, топаз, аметисты, мандариновый гранат, родолит, бриллианты

Bvlgari, брошь High Jewelry, розовое золото, перидот, рубеллит, топаз, аметисты, мандариновый гранат, родолит, бриллианты

Yana, серьги, белое золото, бивень мамонта, гранат родолит, гранат гессонит, гранат

Yana, серьги, белое золото, бивень мамонта, гранат родолит, гранат гессонит, гранат

Yana, колье, черное золото, гранаты

Yana, колье, черное золото, гранаты

Cartier, колько Neo Felis, платина, гранаты, рубеллиты, оникс, бриллианты

Cartier, колько Neo Felis, платина, гранаты, рубеллиты, оникс, бриллианты

Tiffany & Co., подвеска Tiffany & Co. Schlumberger, желтое золото, оранжевый турмалин, спессартины, розовые сапфиры, бриллианты

Tiffany & Co., подвеска Tiffany & Co. Schlumberger, желтое золото, оранжевый турмалин, спессартины, розовые сапфиры, бриллианты

Описание гранатового браслета в повести Гранатовый браслет Куприна

События в повести «Гранатовый браслет» вращаются вокруг важного атрибута, которым является полученный в подарок Верой Шееной золотой браслет со вставленными в него драгоценными гранатами. Браслет Вере подарил тайный поклонник. Господин Желтков дарит девушке браслет, который является для него семейной реликвией. Браслет носила еще прабабка Желткова, последней надевала покойная его матушка. Желтков приписывал браслету мистические свойства. По семейной легенде владелице браслета открывался дар предвидения, а мужчине, который обладал чудесным браслетом, не суждено было умереть насильственной смертью.

Вера получила в подарок браслет в красном футляре. Дутый золотой браслет овальной формы с пятью красными гранатами и одним зеленым камнем покоился на черном бархате. Именно зеленому гранату, который считался редким, и приписывались Желтковым чудесные свойства. Браслет был дутый и очень толстый, из низкопробного золота. Наружная его сторона была усыпана мелкими плохо отшлифованными гранатами. Главной его ценностью были камни, что расположены по центру. Это были отборные гранаты-кабошоны в количестве пяти штук, алого цвета. Гранаты были крупными — каждый размером с горошину. В самой середине был небольшой зеленый камень — гранат редкого сорта.

Желтков подарил Вере золотой браслет, а сам родовой браслет, который носили его предки по женской линии, был серебряным. Читателю понятно, что от самого старинного браслета были подарены лишь камни, а сама подаренная драгоценность, оправа, была заказана Желтковым для Веры индивидуально, чтобы девушка была единственной обладательницей браслета. Господин Желтков сообщил Вере, что она может не сомневаться в том, что кто-либо до нее надевал этот браслет.

На Веру браслет произвел впечатление — она любовалась им, поднося браслет к электрической лампочки. Когда свет искусственного освещения попадал на гранаты, то яйцевидная поверхность граната загоралась алыми огнями. Вся ценность этого браслета была именно в уникальных камнях, которые своим блеском завораживали Веру.

2 вариант

Впервые повесть Александра Ивановича Куприна «Гранатовый браслет» вышла в свет в 1911 году, и сразу же получила хорошую оценку со стороны читателей и критиков. По словам Максима Горького, произведение можно считать «началом хорошей литературы и превосходной вещью»

Александр Куприн неслучайно называет повесть «Гранатовый браслет», потому что драгоценные камни, и в том числе гранат, символизируют любовь, верность и страсть. А браслет вызывает ассоциацию с вечной связью возлюбленных.

Именно с получения Верой Николаевной гранатового браслета, лежащего в красном футляре на бархатной подкладке черного цвета, начинают разворачиваться трагические события в произведении.

Александр Иванович Куприн очень подробно описывает украшение, подаренное княгине Шеиной бедным телеграфистом Желтковым.

Браслет был из золота низкой пробы, толстый и дутый. Снаружи его покрывали небольшие старинные, плохо отшлифованные гранаты. В центре украшения возвышался зеленый, очень редкий гранат, который окружали пять гранатов красного цвета с размером в горошину. Под светом электрической лампы камни загорались прелестными, густо-красными живыми огоньками.

Телеграфист Желтков уточняет, что для такого подарка, он пожертвовал реликвией семьи. Он с родового серебряного браслета, принадлежащего его бабушке и матери, снял драгоценные камни и переставил их на золотой браслет.

Читайте так же:
Салат с луком

Зеленый цвет граната считается очень редким сортом и обладает свойством наделять даром предвидения его обладателей. От женщин камень отгоняет тяжелые и мрачные мысли, мужчин – защищает от насильственной смерти.

Таким образом, Желтков, страдающий от безответной любви, сам кличет на себя беду, даря талисман Вере Николаевне Шеиной, который женщина так и не смогла принять от незнакомого ей мужчины, потому что была замужем.

Для того, чтобы сделать такой дорогой браслет, Желтков потратил казенные деньги. Растрата и стала основной версией причины самоубийства несчастного мужчины.

После своей смерти Желтков попросил женщину, верную католичку, у которой телеграфист снимал квартиру, повесить на икону Матки Боски браслет. Он считал этот обычай очень милым и хотел, чтобы его символ любви украшал икону.

Только после смерти герой обрел спокойствие: лицо его было безмятежно, а губы улыбались. Как будто, расставаясь с жизнью, он раскрыл великую тайну и постиг смысл человеческого бытия.

Также читают:

Картинка к сочинению Описание гранатового браслета в повести Гранатовый браслет

Популярные сегодня темы

Русские поэты находят неисчерпаемый источник вдохновения в двух основных формах существования человека — жизни и смерти. Поэты благодарят жизнь, любуются ею, но в то же время ощущают ее конечность

Тема добра и зла является причиной вековых споров. Детей учат, что добро всегда побеждает зло, в сказке ведущим мотивом часто выступает борьба добра и зла.

В рассказе «Злоумышленник» А.П. Чехов поднимает острые социальные проблемы, которые остаются актуальными и на сегодняшний день.

Повесть А.С. Пушкина Пиковая дама интересна, проста в чтении и достаточно увлекательна. Это произведение притягивает и интригует читателя с первых строк

Тоня, была дочерью Анны и Александра Громеко, а так же супругой Юрия Живаго, от которого родила двоих очаровательных детей. Еще, будучи в подростковом возрасте ее муж потерял родителей и воспитывался

Гранатовый браслет ароматный

Автор: Паздникова Оксана Сергеевна

Организация: Читинское суворовское военное училище МВД России

Населенный пункт: Забайкальский край, город Чита

Символический аспект в изучении повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет»

Повесть А.И. Куприна «Гранатовый браслет» — одно из самых загадочных и, пожалуй, самое притягательное произведение школьной литературы, неизменно вызывающее интерес даже у мало читающих учеников, поскольку затрагивает темы, очень чувствительные для них. Это обстоятельство требует от учителя особого внимания и деликатности в подходе к интерпретации текста. Нельзя в общении со старшеклассниками, чьё мировоззрение окончательно не сформировалось, допускать романтизацию смерти, делать её привлекательной в глазах учеников, оправдывать добровольный уход из жизни. Но как же этого избежать, если самый любящий, самый чистый и светлый персонаж повести самостоятельно обрывает собственную жизнь, и автор не осуждает его за это?

Если воспринимать повесть Куприна на событийном, фабульном уровне, то всё описанное в произведении довольно незамысловато и заурядно: история несчастного молодого человека, безнадёжно влюблённого в замужнюю даму не его круга и не его социального положения, не нова, однако даже не самый опытный читатель чувствует, что в основе сюжета лежит некая тайна, выводящая произведение на более сложный, более глубокий уровень. Если же при анализе художественного текста учитывать не только предметно-событийное содержание, но и смысловые переходы на уровень знаков и символов, это даёт возможность постигать иные смыслы и духовный подтекст художественной мысли. Повесть «Гранатовый браслет», как все классические произведения, рассказывает не о частном, а о вечном, о непреходящих, надвременных ценностях, и задача учителя раскрыть это содержание, сделать его доступным для осмысления, научить школьников таким методам анализа, которые помогут им «раскодировать» текст.

Художественный мир, созданный словом, представляет собой многомерную модель, выстроенную на системе знаков и символов. Символ делает текст объёмным, он обладает свойством в лаконичной форме выражать суть, глубинный смысл переживаемых человеком и человечеством событий. За каждым конкретным символом тянется цепочка ассоциаций, универсальных и индивидуальных, позволяющих внимательному читателю интерпретировать произведение литературы, находить в нем новые смыслы в рамках устоявшейся знаковой системы русской культуры.

Обращение к символическому уровню повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет» выводит читателя на новый уровень его восприятия.

Загадочный подарок, который главная героиня получает в день своих именин и на который автор обращает внимание уже в названии повести, является своеобразным кодом к пониманию текста.

Символизм этого подарка слишком очевиден, но почему не рассматривать в этом ключе все остальные детали и всех персонажей повести?

Читайте так же:
Салат из свеклы покорейски

Символично имя главной героини – Вера. Символична дата — 17 сентября по старому стилю, день памяти мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии, день именин Веры. Символичны подарки, которые дарят Вере.

Прекрасные серьги «из грушевидных жемчужин», подаренные мужем, не вызывают у неё неприятных ассоциаций, даже веселят Веру, однако мы знаем, что в художественной литературе жемчуг является символом, предвестником тревоги, слёз. Будет нелишним провести параллель из других произведений литературы, уже знакомых школьникам. Например, «Слово о полку Игореве». Трагические известия о беде, случившейся с Игорем, Святославу приносит вещий сон, в котором князя осыпают крупным белым жемчугом. А в рассказе Н.С. Лескова «Жемчужное ожерелье» богатый подарок отца пугает и его дочь, и гостей и воспринимается всеми как предвестник несчастий, слёз.

Сестра дарит Вере старинный молитвенник, переделанный в записную книжку. Он под стать самой Вере: изысканный, в переплёте удивительной тонкости и красоты, но лишенный духовного содержания. Молитвенник для Веры пуст. Символика звучит в каждом слове.

В самих сестрах словно отражается весь мир – строгий, респектабельный запад и чувственный, иррациональный восток. «Старшая, Вера, пошла в мать, красавицу англичанку, своей высокой гибкой фигурой, нежным, но холодным и гордым лицом, прекрасными, хотя довольно большими руками и той очаровательной покатостью плеч, какую можно видеть на старинных миниатюрах. Младшая — Анна, — наоборот, унаследовала монгольскую кровь отца. <…> Ее грациозная некрасивость возбуждала и привлекала внимание мужчин гораздо чаще и сильнее, чем аристократическая красота ее сестры».

Это устоявшийся, разумно обустроенный, благополучный и благонадёжный мир с давно и прочно сложившимися традициями, не знающий любви и не подозревающий о своём незнании: «Анна вся состояла из веселой безалаберности и милых, иногда странных противоречий. Она охотно предавалась самому рискованному флирту во всех столицах и на всех курортах Европы, но никогда не изменяла мужу, которого, однако, презрительно высмеивала и в глаза и за глаза. <…> Вера же была строго проста, со всеми холодно и немного свысока любезна, независима и царственно спокойна».

У Веры с мужем сложились ровные и надёжные отношения партнёрства, товарищества. Своё благополучие она принимает за любовь. Анне отсутствие настоящей любви заменяет восторженная жизнерадостность и чувство обожания, которое она вызывает у мужчин. Романтические чувства в обществе, собравшемся на именины Веры, воспринимаются как повод для шутки, и гости с удовольствием слушают истории князя Василия Львовича, в которых правда мешается с вымыслом и герои в порыве чувств совершают безумные поступки, не свойственные им в реальной жизни. Не менее нелепым и смешным представляется «бедный телеграфист», влюблённый в Веру на расстоянии. Выходит, чувства в этом представительном, почтенном обществе – предмет осмеяния, поскольку нарушают мерный, спокойный ход жизни.

И только один человек, по-отечески относящийся к Вере и Анне русский генерал Аносов, хранит предание о любви. В этом образе символически воплощена мысль о миссии русского народа сохранить и передать миру знание об истинной любви.

Единственный герой повести, испытывающий это ставшее уже полумифическим чувство, тайный поклонник Веры, которого до времени никто не видел и не знал его имени. Если не учитывать символику этого образа и рассматривать его только на событийном, фактическом уровне, история Желткова мало чем отличается от двух нелепых и жалких романтических историй, рассказанных Вере старым генералом. В рассказах этих влюблённые юноши гибли в рабской привязанности к даме сердца, глупо, неблагородно, бессмысленно. Любовь «телеграфиста» и трагический её финал при всей красивости и возвышенности, на поверхностный взгляд, такие же, однако в них читатель угадывает некую тайну, способную объяснить и оправдать всё.

На символическом уровне в простоватой, смешной фамилии Желтков угадывается пасхальный мотив (яйцо – символ Воскресения). Символичен портрет молодого человека, в нём нет реалистичных мужских черт, это, скорее, иконописный лик, проступающий из лучей света: «Лица хозяина сначала не было видно: он стоял спиною к свету и в замешательстве потирал руки. Он был высок ростом, худощав, с длинными пушистыми, мягкими волосами». Ангельский лик и возраст Христа: «Очень бледный, с нежным девичьим лицом, с голубыми глазами и упрямым детским подбородком с ямочкой посредине; лет ему, должно быть, было около тридцати, тридцати пяти». Комната с круглыми окнами, похожими на пароходные иллюминаторы, напоминающая «кают-компанию грузового парохода» вызывает ассоциацию с ковчегом (в христианстве корабль символизирует церковь, место, где спасаются). В письмах, которые он адресует Вере, нет корыстных притязаний, ему необходимо сообщить ей о любви. Он словно специально послан в этот мир с вестью о любви. К слову, шуточное прозвище «телеграфист» тоже содержит намёк на ту роль, которая ему отведена: передать важные известия. «Телеграфист» не говорит ничего от себя, он транслятор, вестник. В подарке Желткова, гранатовом браслете, овеянном древними поверьями и преданиями, объединены цветовая символика и символика камня: красные гранаты – любовь и жертвенность, зелёный – надежда. Семь-восемь лет, на протяжении которых Желтков «преследует княгиню Веру Николаевну» говорят об истечении срока, отпущенного ему. Семь – число полноты, завершенности, за семь дней создан мир, и по прошествии семи лет должен появиться какой-то результат. Семь лет Желтков любит Веру без надежды. Символика числа восемь двойственная: оно может означать бесконечность, вечность или смерть.

Читайте так же:
Салат «Ну очень вкусный»

Таким образом, Желтков – вестник, посланный в этот мир, чтобы пробудить в нём любовь, дать надежду на неё, но людские сердца остаются глухи, мир живёт по своим законам, по правилам, и любовь оказывается вне этих правил. Угрозы «принять меры», пожаловаться властям вызывают у Желткова смех, потому что любовь закону неподвластна, она проходит по другому «ведомству», чего не может понять прокурор Николай Николаевич, брат Веры. Поэтому он и Василий Львович, Верин муж, люди в принципе не жестокие, но придерживающиеся во всём строгих рамок, светских приличий, как библейские фарисеи, требуют «казнить» любовь. Лучшие представители аристократического общества не кричат: «Распни!», и тем не менее, они предугадывают, предполагают «трагический исход» и соглашаются с ним. Смерть Желткова – это не каприз отвергнутого влюблённого, не попытка кому-то что-то доказать, это искупительная жертва, которой он спасает мир от нелюбви. Он умирает, чтобы родилась любовь. Христианские мотивы страдания, жертвенности, смерти и воскресения особенно сильно звучат в конце произведения: «Вот сейчас я вам покажу в нежных звуках жизнь, которая покорно и радостно обрекла себя на мучения, страдания и смерть. Ни жалобы, ни упрека, ни боли самолюбия я не знал. Я перед тобою — одна молитва: „Да святится имя Твое“. Да, я предвижу страдание, кровь и смерть. И думаю, что трудно расстаться телу с душой, но, Прекрасная, хвала тебе, страстная хвала и тихая любовь».

В своём последнем письме к Вере Николаевне Желтков говорит о любви как о громадном счастье, которое Богу было угодно послать ему, как о награде. После прочтения Вера пришла к мужу с покрасневшими от слез глазами. Слезами оживает, оттаивает сердце холодной, гордой женщины. По пушкинской формуле начинает воскресать, преображаться её душа: «и жизнь, и слёзы, и любовь…»

Одну большую красную розу приносит Вера покойному Желткову, и в этом подарке, который она кладёт почему-то под шею умершему, звучат те же мотивы любви и страдания, что и в кроваво-красном гранате. Не любви к нему, Желткову, но любви как новому для Веры состоянию, самой способности любить.

В финале повести притча о любви переходит в молитву, её усиливает символика звуков: «В уме ее слагались слова. Они так совпадали в ее мысли с музыкой, что это были как будто бы куплеты, которые кончались словами: «Да святится имя Твое». Музыка Бетховена оживляет слова молитвы, дарит утешение, пророчит рождение Любви и Преображение Любовью.

Это преображение можно пронаблюдать через знаки, в которых финал повести смыкается с началом. Вместо легкомысленной безделушки, пустого блокнота, переделанного из старинного молитвенника, в финале звучит живое слово молитвы, пробуждающее и наполняющее всё новым смыслом. Жемчужные серьги «грушевидной формы», а лучше сказать, формы капель, «сбываются» потоком слёз, которыми умывается, обновляется душа Веры Николаевны. День памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, в который Вера праздновала свои именины, в самом деле напомнил о почти утраченных чувствах любви и веры, дал надежду и открыл путь к новым, высшим смыслам, божественной премудрости — Софии. Да и сама Вера преображается, «воскрешается» к новой жизни. Вместо строгой и аристократичной светской дамы с красотой античной статуи, вся жизнь которой, включая взаимоотношения с людьми и благотворительность, диктовалась видным положением в обществе, мы видим растроганную женщину блестящими от слез глазами, взволнованную, трепетную, живую. Этим преображением объясняется звучащая в финале фраза: «Он меня простил теперь. Все хорошо».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector