Brotbufet.ru

ГастроБар "БротБуфет"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как немецкая камбала братьев Гримм стала русской Золотой рыбкой

Как немецкая камбала братьев Гримм стала русской Золотой рыбкой?

После истории о попе и Балде ещё одной сказкой, где Пушкин воспроизвёл особенности народного стиха, стала «Сказка о рыбаке и рыбке», написанная второй Болдинской осенью в 1833 г. и опубликованная в 1835 г.

В рукописи поэта эта сказка помечена как «18 песнь сербская», что говорит о том, что поначалу он хотел включить её в свой цикл «Песни западных славян». Об этом свидетельствует и её нерифмованный сказовый стиль.
Сравните, например:

«Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года…»

«Полюбил королевич Яныш
Молодую красавицу Елицу,
Любит он ее два красные лета,
В третье лето вздумал он жениться…»

Если с размером всё ясно, то с народными источниками сюжета дела обстоят сложнее.
Какое-то время считалось, что основой произведения Пушкина была аналогичная сказка, отраженная в сборнике русских народных сказок А. Афанасьева (более нигде в русском фольклоре подобный сюжет не встречается). Но М. Азадовский вполне справедливо указал, что сказка в сборнике настолько похожа на вариант Пушкина, что почти наверняка мы имеем дело с обратным заимствованием, когда авторское произведение уходит в народ (также произошло и с «Коньком-Горбунком» Ершова).

Зато подобный сюжет мы легко можем обнаружить в сборнике братьев Гримм в «померанской» сказке «О рыбаке и его жене». Давайте же посмотрим, как гениальное перо Пушкина превращает немецкую сказку в исконно русскую.

Во-первых, поэт заменяет волшебную камбалу (которая к тому же заколдованный принц) на золотую рыбку без родословной.
Хотя почему же без родословной? Похожий образ можно встретить в былине о Садко, где герой ловит в озере Ильмень «рыбу — золотое перо».

Из былины о Садко:
«…Закинули тоньку в Ильмень-озеро,
Добыли рыбку — золоты перья;
Закинули другую тоньку в Ильмень-озеро,
Добыли другую рыбку — золоты перья;
Третью закинули тоньку в Ильмень-озеро,
Добыли третью рыбку — золоты перья».

Пушкин даже хотел перенести действие сказки на это самое озеро (первый зачин сказки звучал так: «На Ильмене на славном озере…»), но потом оставил «самое синее море». Возможно из-за поэтического эффекта, когда «гнев» моря нарастает сообразно амбициям старухи (в сказке Гримм оно тоже меняется).

Если у Гримм старуха сразу требует себе новый дом, то у Пушкина появляется, ставшее хрестоматийным, корыто.
Была в немецкой сказке и сцена, где жена рыбака просит сделать её самим… римским папой! Столь забавная просьба брала свои истоки в средневековой легенде (порождённой падением нравов в Ватикане ) о том, что одно время в Риме действительно правила женщина под именем Иоанна VIII.
Пушкин шутку оценил и даже написал этот отрывок.

«Воротился старик к старухе.
Перед ним монастырь латынский —
На стенах монахи
Поют латынскую обедню.
Перед ним вавилонская башня.
На самой на верхней на макушке
Сидит его старая старуха,
На старухе сорочинская шапка,
На шапке венец латынский,
На венце тонкая спица,
На спице Строфилус птица».

Но в окончательную версию он так и не вошёл, потому что «латынская обедня» сразу лишала сказку русского колорита.
Впрочем, и колоритом Пушкин старался не злоупотреблять — например, убрал «конкретную» строчку «Я тебе госпожа и дворянка, а ты мой оброчный крестьянин».

Зато поэт внёс самое важное изменение в сюжет сказки Гримм. Если в немецком варианте рыбак вместе с женой поднимается по «карьерной лестнице» и пользуется всеми благами, то у Пушкина старуха начинает относиться к старику как к своему рабу, и даже не пускает на порог.

«Молвил: „Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна“.
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
„Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!“…»

Изменил Пушкин и последнюю просьбу старухи. У Гримм, вслед за римским папой, жена вполне логично хочет стать Богом. У Пушкина же поначалу старуха хотела стать «владычицей солнца», но потом поэт изменил просьбу на «владычицу морскую». Это сразу же усилило наглость притязаний старухи — ведь теперь она хотела обрести власть над самой благодетельницей («…Чтоб служила мне рыбка золотая / И была б у меня на посылках»).

Блестяще и то, что в конце сказки — там, где камбала Гримм прямо говорит: «Ступай домой, сидит она снова на пороге своей избушки» — возмущённая Золотая рыбка впервые не отвечает на просьбу:

«Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море…»
,

что усиливает развязку, которая позже войдёт в поговорку:

«Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто»
.

Так сказка из немецкого сборника стала исконно русской — и по слогу, и по духу.

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Сына английской королевы обвинили в сексуальных домогательствах. А если бы он жил в России?

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Во всех смыслах члену английской королевской семьи, герцогу Йоркскому придется оправдываться в американском суде. Вирджиния Джуффре подала иск в федеральный суд Манхэттена, требуя привлечь принца Эндрю к ответственности за сексуальное насилие.

Читайте так же:
Салат Тиффани с копченой курицей

Возможна ли такая ситуация в России?

Принц Эндрю вляпался в секс-скандал с Вирджинией много лет назад, когда той едва исполнилось 17 лет. И связана эта грязная история с делом американского финансиста Джеффри Эпштейна. Того самого, которого должны были судить за вовлечение несовершеннолетних девушек в занятие проституцией. И нашли повешенным в тюремной камере.

Ранее Джуффре рассказывала журналистам, что Эпштейн заставлял ее заниматься сексом с его друзьями, хотя она была несовершеннолетней. Она не требует привлечь принца к уголовной ответственности, то есть процесс будет гражданским, а не уголовным. Так что принц скорее всего откупится.

Но не будем дальше копаться в грязном белье британской королевской семьи. Давайте лучше вспомним, как в начале 90-х в России начали открываться модельные агентства.

С кем-то действительно подписывали контракты на работу, и некоторые девочки выбивались в звезды подиума. Большинство же получали приглашение поработать в Москве.

Тогда же появились легенды, что москвички, да и вообще жительницы крупных городов для модельного бизнеса мало пригодны: и лица у них не те, и ленивы они, и капризны, и избалованны. А начинать работу в моделинге нужно как можно раньше, потому как 18 — возраст критический, 20 — уже на пенсию пора. Поэтому предпочтение отдавалось кандидаткам из глубинки, причем — очень юным. И этих девочек приглашали на разные мероприятия, где они служили украшением стола и отрадой глаз взрослых дядь с деньгами, которые нередко распускали руки. А хозяева «агентств» объясняли, что это совершенно нормальная ступень лестницы, ведущей к заветной мечте о мировом подиуме.

О чем думали родители, как могли отпустить девчонок 15−16 лет покорять Москву — разговор отдельный.

Девочки повзрослели. Могут ли они привлечь к ответственности тех, кто их домогался много лет тому назад? Ведь некоторые из обидчиков теперь занимают важные посты, и вообще являются уважаемыми людьми, почти что столпами общества?

— В Российской Федерации данное дело попало бы под понятие компенсации вреда, причинённого преступлением, — поясняет юрист Петр Хромов. — И тут принципиально важно, что именно суд в уголовном процессе устанавливает виновность лица в совершении преступления. Это невозможно сделать в гражданском процессе о компенсации физического и морального вреда.

Таким образом, в подобной ситуации прежде всего важно возбуждение уголовного дела. В данном случае по ст. 131 УК «изнасилование», где часть 3 содержит квалифицирующий признак — несовершеннолетие потерпевшей.

С подобной квалификацией срок давности преступления как особо тяжкого будет составлять 15 лет. Однако, на практике «судебная перспектива» такого дела крайне печальна, в связи с давностью событий и невозможностью проведения экспертиз и сбора доказательств. Надежда только на свидетельские показания или признания соучастников.

Без уголовного дела, только в порядке гражданского иска, у нас подобное невозможно.

Да и российское общество не готово к разборкам такого рода. Женщине, решившейся подать подобный иск, придется нелегко:

— Самая главная сложность — в различиях западного общества и российского, считает социолог Владимир Римский. — В Британии и США человек с детства понимает, что он обладает правами и свободами, и их нарушить не могут ни государство, ни какие-то влиятельные люди. В отношении прав и свобод все равны. Поэтому там часто подаются иски против насилия, пусть даже оно имело место очень давно.

В нашем обществе эти понятия тоже присутствуют, но в очень расплывчатом виде. А главная проблема заключается в том, что у нас есть очень сильная дифференциация между людьми обеспеченными, влиятельными, и теми, кто не имеет больших денег и влияния. У нас ведь были скандалы, когда женщины требовали привлечь к ответственности влиятельных мужчин за домогательства. Но результат был нулевой. До суда дело не дошло.

Если на западе пострадавшие могут достаточно легко собрать доказательства, у нас, если кто-то выступит против мужчин с обвинениями в харрасменте, особенно, если это происходило давно, то, скорее всего, собрать доказательств не сможет. Такая история в лучшем случае закончится ничем.

«СП»: — Как подобный шаг восприняло бы общество?

— Со стороны общества, скорее всего, было бы проявлено сочувствие. Потому что у нас все-таки насилие осуждается. И сексуальное домогательство осуждается. Но нужно иметь в виду, что женщины, выдвинувшие такие обвинения, могут подвергаться давлению со стороны окружающих, со стороны работодателей. Возможно. они будут заподозрены в том, что хотят каких-то выгод для себя. Что вытягивают деньги из состоятельных мужчин. Такие поступки у нас не одобряются.

Были исследования, результаты которых косвенно показывают, что наши граждане очень негативно относятся к тому, что женщин принуждают к сексуальным отношениям. И обвинения в домогательствах могут негативно сказаться на имидже мужчин, против которых они будут выдвинуты.

Но вот юридически это, скорее всего, ничем не закончится. Прямых статей про харрасмент, в нашем законодательстве нет, и я считаю, что это достаточно серьезное упущение. Мир развивается. В нашей стране тоже пора вводить юридическую ответственность за такие действия. Другое дело, что именно понимать нужно под харрасментом. В США, например, сказать женщине-коллеге, что она хорошо выглядит, нельзя, это будет расценено как домогательство, и мужчина может быть наказан за это. У нас же это считается проявлением вежливости. И служебные романы — по взаимному согласию — у нас тоже допустимы.

Читайте так же:
Салат «Загадка» с куриной грудкой

Отбор для принца, или Будни золотой рыбки (СИ) — Каг Виктория

Отбор для принца, или Будни золотой рыбки (СИ) - Каг Виктория

Отбор для принца, или Будни золотой рыбки (СИ) — Каг Виктория краткое содержание

— Ты нормальная? — с ледяной яростью уточнил принц, нависая надо мной. — Немедленно убери это!

— Ты сам-то здоров? — потрогала я его лоб. — Отменить стихийный договор невозможно.

— Мне. Не нужна. Жена! — зарычал он на меня, потирая метку на собственном запястье.

— А зачем тогда просил её у мага желаний? — удивлённо спросила я. — Загадал желание? Будь готов к последствиям! Я всегда выполняю свои обязательства.

— Это мы ещё посмотрим! — прошипел брюнет и за руку поволок меня из парка.

Ох, кажется всё будет сложнее, чем я думала…

Отбор для принца, или Будни золотой рыбки (СИ) читать онлайн бесплатно

Отбор для принца, или Будни золотой рыбки

Голос отца настиг меня у самого выхода, заставив подпрыгнуть на месте и втянуть голову в плечи. Я медленно обернулась и встретилась взглядом с разъярённым родителем, мечтая, чтобы, хоть раз в жизни, мой дар сработал, как надо. Увы, моё желание раствориться в воздухе или провалиться сквозь землю не осуществилось. Впрочем, ничего нового.

— В мой кабинет! ЖИВО!

— Да, отец, — уныло протянула я и поплелась за ним на второй этаж.

Слуги, встречавшиеся на нашем пути, пытались слиться со стенами или скрыться за тяжёлыми портьерами и не отсвечивать. Один особо резвый лакей, споткнувшись, растянулся на полу, да так и остался там изображать коврик для ног. И мне, конечно, хотелось бы верить, что так они проявляли почтение к моему отцу, но… Нужно смотреть правде в глаза. Они банально боялись. И, отнюдь, не своего Царя.

Само собой, я знала, что во дворце меня иначе, как “Стихийным Бедствием”, не называют. Но разве я виновата, что дар исполнения желаний, доставшийся мне от прабабки, был таким своевольным? Я всего лишь хотела всем помочь в меру своих сил!

У двери в отцовский кабинет я замешкалась и глубоко вдохнула, мысленно готовясь к очередному скандалу. Интересно, кто нажаловался на меня в этот раз?

— Моё терпение лопнуло! Ты выходишь замуж, — убивая меня наповал, выдал родитель, едва я переступила порог.

Ч-что? Какой такой замуж?! Мы так не договаривались!

— Но папа! Почему сразу замуж?!

— Потому что сил моих больше нет! — прорычал отец. — Будь моя воля, я бы тебя не к мужу, а к злейшим врагам отправил, чтобы ты их всех изнутри уничтожила, не хуже опытного диверсанта! Да вот беда, не поможет. И недели ведь не пройдёт, как начнут умолять забрать тебя обратно! А вот муж никуда не денется.

— Ты из меня монстра-то не делай, — обиженно протянула я, и меня едва не снесло звуковой волной.

— Не делать монстра?! Ты превратила посла эльфов в коня! Представь шок леди Амалии, когда он обернулся прямо в кровати!

— Но ведь он сам пожелал быть настоящим жеребцом в постели! Я не виновата, что моя магия восприняла всё буквально, — простонала я.

— То есть ты хочешь сказать, что, каждый раз, оказавшись на ложе, он будет превращаться в ЭТО?! — прогремел отец.

— Это было его желание, не моё! — открестилась я.

— Он хотел быть неутомимым любовником, Мариэлла! — прорычал Царь Трайтирон, звонко хлопнув себя по лбу. — Лю-бов-ни-ком, а не животным!

— Ну, не знаю, пусть делает ЭТО не в кровати!

— ЗАМУЖ! За Бьерна Северного! — топнув ногой, взревел отец, и стены содрогнулись, впитывая всплеск его магии.

— За этого варвара?! Ни за что! Я не хочу замуж! — всплеснула я руками и разрыдалась.

Отец вздохнул и возвёл глаза к потолку, видимо, пытаясь отыскать там что-то. Терпение, например, или великодушие. Я, по правде говоря, очень надеялась, на второе.

— И чего же ты хочешь? — спросил папа, устало падая в своё кресло. — Что ты собираешься делать дальше, Мариэлла? Замуж ты не желаешь, а дипломированной магессой стать не сможешь, не контролируя свой дар…

— Но я его контролирую! — вскинулась я, утирая слёзы с лица. — Правда-правда! Просто кое-кто не умеет правильно формулировать желания! Я докажу! Вот прямо сейчас возьму и исполню желание первого встречного! Кля…

— Не смей! — выкрикнул отец, но было уже поздно.

— …нусь! — выдохнула я, чувствуя, как меня закрутило, завертело в пространстве, а затем с громким “плюх” выбросило в какой-то мелкий водоём, взметнув целую тучу брызг.

— Приплыли, — потрясённо выдохнула я, отбросив мокрую чёлку со лба, и настороженно осмотрелась.

Я сидела в каком-то фонтане посреди огромного парка, больше напоминавшего островок тропического рая. Повсюду, куда ни глянь, цвели экзотические цветы, распространяя вокруг восхитительные ароматы. Чирикали яркие птицы, наполняя воздух многоголосым шумом. От буйства красок рябило в глазах. Солнце припекало макушку.

Читайте так же:
Зеленый салат с куриной грудкой

Мою ладонь атаковали пестрые рыбки — коренные жительницы этого водоёма. В их выпуклых глазах читался откровенный посыл “понаплыли тут”. И я понимала, что нужно покинуть чужую территорию, и с радостью бы это сделала, но у меня банально не было сил.

Казалось, из меня разом выкачали всю магию, или я, каким-то невероятным образом, оказалась в аномальной зоне, где не было ни одного магического потока. Вздохнув, потёрла переносицу, да так и застыла с поднятой рукой. На моём запястье сияла и переливалась магическая печать стихийного договора. Откуда.

И тут до меня дошло. Кажется, я только что по-настоящему поклялась исполнить желание первого встречного! Так вот, почему отец хотел меня остановить? А я… Ой, ду-у-ра! Но откуда я могла знать, что стихии откликнутся на мои слова, заверяя опрометчивое обещание?!

Застонав, с головой окунулась в ледяную воду пытаясь потушить нарастающую панику. А-а-а, что делать? Что дела-ать?! Отменить договор со стихиями невозможно. Это — магия в чистом виде. Если я не исполню клятву, навсегда лишусь своих сил.

О том, что о полном контроле над даром выкрикнула сгоряча, я старалась и вовсе не думать. Справлюсь! Ну, неужели я не осуществлю чей-то мимолётный каприз? Уж на это моих возможностей хватит. В конце концов, магия желаний меня всё же слушается. Иногда. Редко. Бли-и-ин…

— Оп-па, это что за Золотая Рыбка? — донёсся до меня озадаченный мужской голос.

Я резко обернулась, всплеснув руками от неожиданности, и с головой ушла под воду. Вынырнув, отплевалась и во все глаза уставилась на незнакомца, нарушившего мой процесс самобичевания.

Высокий, темноволосый, очень смазливый, с ярко-голубыми глазами и насмешливой улыбкой на дерзких губах, он производил неизгладимое впечатление. Неудивительно, что я банально застыла, разглядывая его с приоткрытым ртом.

— Так что, Рыбка, будешь исполнять моё желание? — соблазнительно протянул красавчик, не дождавшись моего ответа, и присел на бортик фонтана.

Заинтересованно подалась ему навстречу, умоляя стихии, чтобы его запросы оказались скромнее, чем он сам.

— Буду, — обречённо выдохнула я и, собравшись, одарила его ослепительной улыбкой. — Чего изволишь? Золота?

— Разве похоже, что я в нём нуждаюсь? — удивлённо вскинул тёмные брови незнакомец и провёл рукой по дорогому костюму.

— М-м, может, власти? — предложила я, вспоминая самые популярные желания.

— Детка, я — принц, думаешь, мне недостаточно влияния? — придвинулся он ближе, практически касаясь своим носом моего.

— Тогда чего же ты хочешь? — сдалась я, понимая, что гадать можно вечность.

— М-м, дай-ка подумать, — прошептал он практически мне в губы. — Пожалуй, сейчас я хочу девушку, красивую, соблазнительную, страстную…

— Умную? — уточнила я, чтобы потом не было недоразумений.

— А зачем она тебе? — на всякий случай поинтересовалась я, прекрасно понимая, что недостатка в женском внимании этот парень не испытывает.

— М-м, буду её любить, баловать, на руках носить… — промурлыкал брюнет, пропуская влажную прядь моих волос сквозь пальцы.

— Что, даже женишься на ней? — недоверчиво уточнила я, не веря своим ушам.

— Что? — рассеянно переспросил парень, но тут же кивнул, соглашаясь со всем. — Да-да, конечно…

— Ну что ж, будет тебе жена, — обречённо выдохнула я, и нас окутало золотистым сиянием.

— Ты… Ты что сейчас сделала? — отшатнулся от меня незнакомец, едва свечение растаяло, свернувшись магической татуировкой на его запястье.

— В смысле? — удивилась я. — Заключила с тобой договор на исполнение желания, конечно.

— К-какого желания? — тряхнул он головой и неверяще посмотрел на меня.

— Ну, как же? Найти для тебя умную, красивую (и далее по списку) жену, — пожала я плечами и, наконец, выбралась из фонтана.

Отряхнувшись, как большая кошка, прислушалась к себе и удовлетворённо кивнула, чувствуя, как после подтверждения клятвы второй стороной, ко мне понемногу начала возвращаться власть над родной стихией.

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Во всех смыслах члену английской королевской семьи, герцогу Йоркскому придется оправдываться в американском суде. Вирджиния Джуффре подала иск в федеральный суд Манхэттена, требуя привлечь принца Эндрю к ответственности за сексуальное насилие.

Возможна ли такая ситуация в России?

Принц Эндрю вляпался в секс-скандал с Вирджинией много лет назад, когда той едва исполнилось 17 лет. И связана эта грязная история с делом американского финансиста Джеффри Эпштейна. Того самого, которого должны были судить за вовлечение несовершеннолетних девушек в занятие проституцией. И нашли повешенным в тюремной камере.

Ранее Джуффре рассказывала журналистам, что Эпштейн заставлял ее заниматься сексом с его друзьями, хотя она была несовершеннолетней. Она не требует привлечь принца к уголовной ответственности, то есть процесс будет гражданским, а не уголовным. Так что принц скорее всего откупится.

Но не будем дальше копаться в грязном белье британской королевской семьи. Давайте лучше вспомним, как в начале 90-х в России начали открываться модельные агентства. Приезжали рекрутеры из Нью-Йорка, Милана, Парижа. На кастинги выстраивались километровые очереди в три ряда. В газетах печатались статьи о совершенно сказочной жизни моделей: заграничные путешествия, люксы в пятизвездочных отелях, шикарные наряды, красавцы-миллионеры к ногам падают и в штабеля укладываются.

Читайте так же:
Куриный салат с мятным соусом

С кем-то действительно подписывали контракты на работу, и некоторые девочки выбивались в звезды подиума. Большинство же получали приглашение поработать в Москве.

Тогда же появились легенды, что москвички, да и вообще жительницы крупных городов для модельного бизнеса мало пригодны: и лица у них не те, и ленивы они, и капризны, и избалованны. А начинать работу в моделинге нужно как можно раньше, потому как 18 — возраст критический, 20 — уже на пенсию пора. Поэтому предпочтение отдавалось кандидаткам из глубинки, причем — очень юным. И этих девочек приглашали на разные мероприятия, где они служили украшением стола и отрадой глаз взрослых дядь с деньгами, которые нередко распускали руки. А хозяева «агентств» объясняли, что это совершенно нормальная ступень лестницы, ведущей к заветной мечте о мировом подиуме.

О чем думали родители, как могли отпустить девчонок 15−16 лет покорять Москву — разговор отдельный.

Девочки повзрослели. Могут ли они привлечь к ответственности тех, кто их домогался много лет тому назад? Ведь некоторые из обидчиков теперь занимают важные посты, и вообще являются уважаемыми людьми, почти что столпами общества?

— В Российской Федерации данное дело попало бы под понятие компенсации вреда, причинённого преступлением, — поясняет юрист Петр Хромов. — И тут принципиально важно, что именно суд в уголовном процессе устанавливает виновность лица в совершении преступления. Это невозможно сделать в гражданском процессе о компенсации физического и морального вреда.

Таким образом, в подобной ситуации прежде всего важно возбуждение уголовного дела. В данном случае по ст. 131 УК «изнасилование», где часть 3 содержит квалифицирующий признак — несовершеннолетие потерпевшей.

С подобной квалификацией срок давности преступления как особо тяжкого будет составлять 15 лет. Однако, на практике «судебная перспектива» такого дела крайне печальна, в связи с давностью событий и невозможностью проведения экспертиз и сбора доказательств. Надежда только на свидетельские показания или признания соучастников.

Без уголовного дела, только в порядке гражданского иска, у нас подобное невозможно.

Да и российское общество не готово к разборкам такого рода. Женщине, решившейся подать подобный иск, придется нелегко:

— Самая главная сложность — в различиях западного общества и российского, считает социолог Владимир Римский. — В Британии и США человек с детства понимает, что он обладает правами и свободами, и их нарушить не могут ни государство, ни какие-то влиятельные люди. В отношении прав и свобод все равны. Поэтому там часто подаются иски против насилия, пусть даже оно имело место очень давно.

В нашем обществе эти понятия тоже присутствуют, но в очень расплывчатом виде. А главная проблема заключается в том, что у нас есть очень сильная дифференциация между людьми обеспеченными, влиятельными, и теми, кто не имеет больших денег и влияния. У нас ведь были скандалы, когда женщины требовали привлечь к ответственности влиятельных мужчин за домогательства. Но результат был нулевой. До суда дело не дошло.

Если на западе пострадавшие могут достаточно легко собрать доказательства, у нас, если кто-то выступит против мужчин с обвинениями в харрасменте, особенно, если это происходило давно, то, скорее всего, собрать доказательств не сможет. Такая история в лучшем случае закончится ничем.

«СП»: — Как подобный шаг восприняло бы общество?

— Со стороны общества, скорее всего, было бы проявлено сочувствие. Потому что у нас все-таки насилие осуждается. И сексуальное домогательство осуждается. Но нужно иметь в виду, что женщины, выдвинувшие такие обвинения, могут подвергаться давлению со стороны окружающих, со стороны работодателей. Возможно. они будут заподозрены в том, что хотят каких-то выгод для себя. Что вытягивают деньги из состоятельных мужчин. Такие поступки у нас не одобряются.

Были исследования, результаты которых косвенно показывают, что наши граждане очень негативно относятся к тому, что женщин принуждают к сексуальным отношениям. И обвинения в домогательствах могут негативно сказаться на имидже мужчин, против которых они будут выдвинуты.

Но вот юридически это, скорее всего, ничем не закончится. Прямых статей про харрасмент, в нашем законодательстве нет, и я считаю, что это достаточно серьезное упущение. Мир развивается. В нашей стране тоже пора вводить юридическую ответственность за такие действия. Другое дело, что именно понимать нужно под харрасментом. В США, например, сказать женщине-коллеге, что она хорошо выглядит, нельзя, это будет расценено как домогательство, и мужчина может быть наказан за это. У нас же это считается проявлением вежливости. И служебные романы — по взаимному согласию — у нас тоже допустимы.

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Ты служишь украшением двора, тебя, как рыбу, принцу подают…

Во всех смыслах члену английской королевской семьи, герцогу Йоркскому придется оправдываться в американском суде. Вирджиния Джуффре подала иск в федеральный суд Манхэттена, требуя привлечь принца Эндрю к ответственности за сексуальное насилие.

Возможна ли такая ситуация в России?

Принц Эндрю вляпался в секс-скандал с Вирджинией много лет назад, когда той едва исполнилось 17 лет. И связана эта грязная история с делом американского финансиста Джеффри Эпштейна. Того самого, которого должны были судить за вовлечение несовершеннолетних девушек в занятие проституцией. И нашли повешенным в тюремной камере.

Ранее Джуффре рассказывала журналистам, что Эпштейн заставлял ее заниматься сексом с его друзьями, хотя она была несовершеннолетней. Она не требует привлечь принца к уголовной ответственности, то есть процесс будет гражданским, а не уголовным. Так что принц скорее всего откупится.

Читайте так же:
Салат с морковью и свеклой

Но не будем дальше копаться в грязном белье британской королевской семьи. Давайте лучше вспомним, как в начале 90-х в России начали открываться модельные агентства. Приезжали рекрутеры из Нью-Йорка, Милана, Парижа. На кастинги выстраивались километровые очереди в три ряда. В газетах печатались статьи о совершенно сказочной жизни моделей: заграничные путешествия, люксы в пятизвездочных отелях, шикарные наряды, красавцы-миллионеры к ногам падают и в штабеля укладываются.

С кем-то действительно подписывали контракты на работу, и некоторые девочки выбивались в звезды подиума. Большинство же получали приглашение поработать в Москве.

Тогда же появились легенды, что москвички, да и вообще жительницы крупных городов для модельного бизнеса мало пригодны: и лица у них не те, и ленивы они, и капризны, и избалованны. А начинать работу в моделинге нужно как можно раньше, потому как 18 — возраст критический, 20 — уже на пенсию пора. Поэтому предпочтение отдавалось кандидаткам из глубинки, причем — очень юным. И этих девочек приглашали на разные мероприятия, где они служили украшением стола и отрадой глаз взрослых дядь с деньгами, которые нередко распускали руки. А хозяева «агентств» объясняли, что это совершенно нормальная ступень лестницы, ведущей к заветной мечте о мировом подиуме.

О чем думали родители, как могли отпустить девчонок 15−16 лет покорять Москву — разговор отдельный.

Девочки повзрослели. Могут ли они привлечь к ответственности тех, кто их домогался много лет тому назад? Ведь некоторые из обидчиков теперь занимают важные посты, и вообще являются уважаемыми людьми, почти что столпами общества?

— В Российской Федерации данное дело попало бы под понятие компенсации вреда, причинённого преступлением, — поясняет юрист Петр Хромов. — И тут принципиально важно, что именно суд в уголовном процессе устанавливает виновность лица в совершении преступления. Это невозможно сделать в гражданском процессе о компенсации физического и морального вреда.

Таким образом, в подобной ситуации прежде всего важно возбуждение уголовного дела. В данном случае по ст. 131 УК «изнасилование», где часть 3 содержит квалифицирующий признак — несовершеннолетие потерпевшей.

С подобной квалификацией срок давности преступления как особо тяжкого будет составлять 15 лет. Однако, на практике «судебная перспектива» такого дела крайне печальна, в связи с давностью событий и невозможностью проведения экспертиз и сбора доказательств. Надежда только на свидетельские показания или признания соучастников.

Без уголовного дела, только в порядке гражданского иска, у нас подобное невозможно.

Да и российское общество не готово к разборкам такого рода. Женщине, решившейся подать подобный иск, придется нелегко:

— Самая главная сложность — в различиях западного общества и российского, считает социолог Владимир Римский. — В Британии и США человек с детства понимает, что он обладает правами и свободами, и их нарушить не могут ни государство, ни какие-то влиятельные люди. В отношении прав и свобод все равны. Поэтому там часто подаются иски против насилия, пусть даже оно имело место очень давно.

В нашем обществе эти понятия тоже присутствуют, но в очень расплывчатом виде. А главная проблема заключается в том, что у нас есть очень сильная дифференциация между людьми обеспеченными, влиятельными, и теми, кто не имеет больших денег и влияния. У нас ведь были скандалы, когда женщины требовали привлечь к ответственности влиятельных мужчин за домогательства. Но результат был нулевой. До суда дело не дошло.

Если на западе пострадавшие могут достаточно легко собрать доказательства, у нас, если кто-то выступит против мужчин с обвинениями в харрасменте, особенно, если это происходило давно, то, скорее всего, собрать доказательств не сможет. Такая история в лучшем случае закончится ничем.

«СП»: — Как подобный шаг восприняло бы общество?

— Со стороны общества, скорее всего, было бы проявлено сочувствие. Потому что у нас все-таки насилие осуждается. И сексуальное домогательство осуждается. Но нужно иметь в виду, что женщины, выдвинувшие такие обвинения, могут подвергаться давлению со стороны окружающих, со стороны работодателей. Возможно. они будут заподозрены в том, что хотят каких-то выгод для себя. Что вытягивают деньги из состоятельных мужчин. Такие поступки у нас не одобряются.

Были исследования, результаты которых косвенно показывают, что наши граждане очень негативно относятся к тому, что женщин принуждают к сексуальным отношениям. И обвинения в домогательствах могут негативно сказаться на имидже мужчин, против которых они будут выдвинуты.

Но вот юридически это, скорее всего, ничем не закончится. Прямых статей про харрасмент, в нашем законодательстве нет, и я считаю, что это достаточно серьезное упущение. Мир развивается. В нашей стране тоже пора вводить юридическую ответственность за такие действия. Другое дело, что именно понимать нужно под харрасментом. В США, например, сказать женщине-коллеге, что она хорошо выглядит, нельзя, это будет расценено как домогательство, и мужчина может быть наказан за это. У нас же это считается проявлением вежливости. И служебные романы — по взаимному согласию — у нас тоже допустимы.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector