Brotbufet.ru

ГастроБар "БротБуфет"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Салат «Министр на выезде»

Салат «Министр на выезде»

Хроника времён «царя Бориса»

У ПОДНОЖИЯ НАДЕЖД

Еще не остыл съездовский микрофон, и гул съездовских баталий катился по московским улицам, набухал и остаточно взрывался на митингах. Еще не успели разъехаться депутаты, а уже шла встречная волна оценок, несогласия, осуждения: не так; не то, что хотелось. Где практические шаги? Где результаты? И съезд, тот самый съезд, которого так ждали и который в чем-то превзошел все ожидания, оказывался в положении человека, которому предписано объясниться, оправдаться, смыть досаду недоумения.

Ситуация не то чтобы странная, скорее неординарная. Тем более что речь идет не о каком-то прошлом съезде, где бурные продолжительные аплодисменты чередуются с производственной гимнастикой делегатов — все встают, а совсем об ином, первом съезде народных, да-да, народных, наших с вами депутатов, выбранных альтернативно. Не всех, но в подавляющем большинстве своем. Вот почему первым оценочным фактом съезда должен быть его состав — лицо съезда. Мы выстрадали другой съезд. Выстрадали. И не надо пускать его с молотка, не надо. Но съезд — продукт обновления, иное качество воплощения не самой власти, это шаг следующий, но её окружения, рядом расположенной среды.

Неудовлетворенность съездом, на которой так трогательно настаивают в средствах массовой информации народные депутаты, естественна, она логически была предопределена ходом предвыборной кампании. Почему? Проще говорить, что демократические преобразования — наши завоевания, сложнее понять и оценить их. Предвыборная кампания была оригинальным демократическим экспериментом, позволенным в условиях однопартийной системы. И озабоченность партии, что коммунисты не ссылаются в своем предвыборном марафоне на её программу, нельзя считать правомерной. Многопрограммность кандидатов должна была создать ощущение многопартийности при её отсутствии. И это случилось в истории.

Уникальный случай, когда результат съезда мы имели прежде, чем собрали съезд. Когда существует многопартийная система, программа кандидатов удерживается в магнитном поле программы той партии, которую представляет кандидат на выборах. Мы имели другую ситуацию. Программы будущих депутатов были ориентированы не на возможности общества, таковые оставались непроясненными, а на неудовлетворенность общества жизнью как таковой. Кандидат в борении за мандат вел игру на бирже надежд, горизонты которой всегда более беспредельны, чем видимая реальность. Можно ли в полной мере упрекнуть в этом нынешних депутатов? Нет. Потому что грани видимой реальности от имени общества многолетно определил бюрократический исполнительный аппарат, присвоив себе право на разработку модели чаяний народных.

Когда демократия, при её долголетнем отсутствии, становится для общества реальностью, ещё долго поведение людей в условиях незнакомой политической среды являет собой образ поведения нереального для этой новой среды. И это естественно и объяснимо: человек — существо традиционное. Такова данность. На том, предсъездовском, этапе вложение в банк перемен было необходимо как воздух. Экономика буксовала, как она буксует и сейчас. Растерянность стала образом мышления. Нужна была концепция. И лидеры перемен, политическое руководство партии зачли предвыборную кампанию (сделав оговорки на её передержки, эмоциональную неуравновешенность) в актив перестройки, не углубляясь в детальный анализ. Удерживала естественная боязнь осложнить ситуацию на выборах. Я думаю, этот шаг был обусловлен ситуацией, хотя нас, как всегда, подвела извечная страсть исчислять сиюминутный успех. И как результат, как факт вещей прозорливости руководства, правильности генеральной линии — надежды в неприкосновенном виде прибыли на съезд. И каждый избиратель, удобно устроившись у телевизора, стал ждать исполнения своих желаний. Это не упрощение, не романтизм. Депутаты обещали: если меня изберете — я смогу. И груз мифического оптимизма — решу, потребую, изменю — давил на депутата тысячами телефонных звонков, писем, и плюс к тому собственная самовосторженность: «от имени избирателей», «перед лицом моих избирателей», как если бы избиратели превратились в легионеров. И, чувствуя их дыхание за спиной, депутат готов броситься в атаку на неприступный редут. Это не образ, а реальная тактика депутата в столкновении с диктатом политической власти. Впрочем, неудовлетворенность имеет ещё и другие причины. Нынешний процесс мы с необыкновенной легкостью называем революцией — опять же слабость к политическому пафосу. Да, он революционен в том смысле, что затрагивает два сущностных момента общественного бытия: вопрос о власти и собственности. Затрагивает, но не опрокидывает, не взрывает. Речь идет не о передаче власти, что привело в шоковое состояние партию, а о её перераспределении. Мы не создаем новую социально-экономическую систему, не строим заново, в чем мы, кстати, преуспели — строить много и плохо, а вступаем на неведомый нам путь радикальной социально-экономической реконструкции. Тот самый, который, начиная с середины 60-х годов, прошли все развитые страны. Да, да, перестройка прошла всюду. В Японии, Америке, странах Европы, чуть позже в Латинской Америке. Просто в своем пропагандистском сумасшествии мы её называли иначе — кризисом загнивающего капитализма. В результате все эти страны вышли на иной качественный виток социально-экономической спирали. Причем занимались они не научно-технической реконструкцией, как мы упрощенно трактуем и по сей день, а социально-экономической реформой, не игнорируя элементы социализма, а активно внедряя их. Так что поговорка о новом вине и старых мехах не очень точна. Не очень. Ну а мы, как и полагается, «революцьонный держали шаг». Не могли же мы заниматься, скажем, научно-технической реорганизацией. Державе такой масштаб не предписан. У нас обязательно должна быть научно-техническая революция. Такие мы все из себя революционные.

Читайте так же:
Салат Поросенок с сыром

Конечно, социально-экономическая реконструкция должна быть по сути своей радикальной, нужен рывок. И тем не менее процесс этот мы представляли эволюционным, с обязательным наличием промежуточной модели.

Кстати, о нэпе. Мы часто нынче вспоминаем нэп. Но отчего-то никогда не говорим, что нэп, по замыслу Ленина, был переходной, промежуточной моделью. В этом смысле временные прогнозы экономистов и сроки выхода из кризиса через 3-5-7 лет вряд ли точны. Расчет идет по нормам экономической реформы, проводимой в цивилизованной стране, где массив частной собственности является если не преобладающим, то бесспорно значимым, и никто не учитывает, что одновременно мы проводим ещё и реформу политическую. Подобного опыта наше общество не имело, разумеется, кроме как в 1917 году. Но это уже другая история. А потому недоумение избирателей естественно. Они все ждали: когда же власть из одного состава начнут перегружать в другой? Ведь сказано — вся власть Советам! Когда объявят о роспуске колхозов? И Маяковский кстати — «Кто тут временные. Слазь! Кончилось ваше время!» Как же необходим был на съезде анализ депутатских программ с точки зрения их реальности, социально-экономического и политического диапазона. Это был бы великий урок и для парламента, и для исполнительной власти, и для избирателей. И не надо думать, что это позволило бы управленческим структурам упрекнуть депутатский корпус в дилетантстве, в безответственности, в непрофессионализме, чего так бы хотелось, толкуя профессионализм как узость собственных суждений, неподъемность именуя стабильностью, закоснелость мышления преемственностью. Не случилось ни того, ни другого, а жаль. Что же произошло потом? Депутаты вернулись к своим избирателям и стали вместе с ними критиковать прошедший съезд, оставляя право на его защиту партийным лидерам всех рангов, которым-де положено это делать. Это тоже рецидив привычного — ещё не поняли, не переключились — съезд-то другой! Не очередной «исторический», необъятно партийный, а другой! Такой вот расклад получился. Иначе говоря, хоронили съезд многие из тех, кто больше всего недоволен даже не самим съездом, сколько фактом его появления в том составе, в котором он состоялся. Не заявленная гласно мысль «Мы предупреждали. » не перестает существовать. Политические реформы, демократизация опережают готовность народа к этим процессам. А затем — залп по неформалам, ещё один — по кооперативам, по национальным беспорядкам, и как итог фраза: «Что требовалось доказать? — Народ не готов!» А депутаты им ничего не остается, как отозваться на недовольство народа, — поднимаются на трибуны перед своими избирателями и во благо своей неоторванности от народа начинают поругивать съезд, как если бы они были гостями на том пиру, а не хозяевами. Неминуемо возникает вопрос: «Кому все-таки нужен съезд народных депутатов?» Тем, кто сдерживает демократию, или тем, кто в результате её торжественно стал депутатом съезда?! Надо ли защищать съезд? Думаю, нет. Но надо пожить, ощутить, понять, что он для нас такое. Общество ждет Закона о печати, Закона о гласности. Съезд, при всех сопутствующих несовершенствах, процедурной неорганизованности, заявил такие параметры мысленной свободы, которые вывели в иную степень общественное сознание, как таковое. И всякий закон, и уж тем более Закон о печати, будет отныне соизмеряться с этим съездовским пределом. Меньшего уже быть не может. Как не может быть в одном обществе двух пределов свободы, гласности и открытости. Ибо это мы уже проходили. Съезд сделал не просто шаг вперед это иное качество общества. На съезде было меньшинство и большинство. Мы ещё не привыкли к этому понятию. И уж тем более мы страшимся теории оппозиции. Так вот, на съезде была оппозиция. Расхождения практически не затрагивали целей — необходимость радикальных перемен признали все. А вот пути достижения, темп перемен, их масштабы — здесь обозначились разные подходы. Поэтому понятие «оппозиция» нуждается в уточнении. На съезде была конструктивная оппозиция, взгляды которой бесспорно обогатили съезд. Впервые в нашей общественной жизни взгляды меньшинства были не просто выслушаны и учтены, как это принято говорить; они обрели характер экономической и социальной альтернативы. И дело не в результатах голосования. Съезд признал значимость альтернативы. Возможно, он не проникся к ней доверием. Для этого нужно время. Но уже вычеркнуть из сознания общества факт существования экономической концепции прибалтийских республик, московской группы невозможно. И всякая неуспешность наших экономических шагов, антирадикализм, половинчатость, неукротимая верность идеологическому догматизму в сфере экономики побудит, заставит общество свершить альтернативную данность. А это — завоевание съезда, его интеллектуальный прорыв. Конечно, у нас нет времени.

ЛитЛайф

Книга "Хроника времён 'царя Бориса'"

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

Договорились с Анатолием Лысенко, что он более предметно займется Шаболовкой. Я — резервной студией. Тут же сформировали рабочую команду. Скворцов во главе. Торчинский в качестве ведущего, Крюков как режиссер. Всех остальных соберут на месте. Машина, охрана вперед, работаем попеременно, координация за дирекцией канала «Россия». Спустя час Скворцов и Торчинский сообщили о готовности выхода в эфир. Я почему-то засмеялся и подмигнул Буневичу.

Читайте так же:
Вальдорф с кальмаром

— Порядок, Шаболовка под ружьем.

События развивались стремительно. Обстановка в Москве обострялась буквально по минутам. Молчание властей становилось угрожающим.

Здесь правомерно вернуться несколько назад. В 15 часов, когда уже горела мэрия, переговоры с Свято-Даниловом монастыре продолжались. События в Москве обретали характер всероссийских. Президент находился в своей загородной резиденции, премьер молчал. У Грачева отвечали, что министр на выезде. Вся остальная власть, включая мэра Москвы Лужкова, на переговорах в монастыре. Было ясно, что в этих условиях значимым может оказаться выступление только первых лиц. Попытки дозвониться до монастыря оказались тщетными, тогда я выбрал другой путь. Я дозвонился до машины Лужкова и очень понятно и жестко объяснил водителю, что ситуация критическая, он немедленно должен проникнуть в зал переговоров и, сославшись на звонок Попцова (у нас с Юрием Михайловичем добрые отношения), немедленно вызвать его к телефону. Кто это был, водитель, охранник, я не знаю, но мою просьбу он выполнил незамедлительно. Лужков позвонил через несколько минут. Я не могу скрыть своих симпатий к этому мужественному и профессиональному человеку. Я бегло проинформировал его о ситуации:

— Мэрия горит, семь этажей в руках мятежников. В данный момент несколько машин с вооруженными людьми приближаются к «Останкино». Через час они начнут штурм телецентра. На Шаболовке студия для эфира готова.

Как рассказывал потом Сергей Филатов, они втроем (Сосковец, Лужков и он) поехали на Шаболовку. Тут же в студии набросали текст обращения. Сначала хотели все втроем выйти в эфир, потом посовещались и решили, что этого делать не стоит. Главой города является мэр, и успокоить москвичей должен он. Трое в прямом эфире в такой момент — это ещё и факт растерянности. Появление Лужкова на телевизионном экране (а ведь это был воскресный день, и тревожная информация уже взвинтила общество) можно счесть мигом отрезвления. Растерянность, охватившая Москву, споткнулась о препятствие. Мэр слыл мужественным человеком. Он очень волновался и, может быть, в момент выступления — спонтанного, непричесанного, под рукой не было достаточного анализа ситуации — понял, что от его уверенности зависит если не все, то очень многое, и он старался. Я пошутил тогда в кругу своих коллег (в кабинете толпился народ): «Первую задачу мы выполнили. Показали согражданам живую власть».

По мере нарастания напряжения вопросы: почему молчит Президент? Почему молчит премьер? И вообще, что происходит. — обрели характер навязчивых. Где-то спустя два или три дня в газете «Известия» один из лидеров «Демократической России» задавал риторический вопрос: где была наша славная милиция и были ли в Москве вообще надежные силы, способные противостоять беспорядкам? Он сообщил также о паническом настроении одного из руководителей московских правоохранительных органов. Увы, но именно изнутри милиции исходили слухи о предполагаемом переходе частей МВД на сторону мятежников, о бунте неподчинения в следственном управлении, о ненадежности группы «Альфа». Я могу свидетельствовать, что в эти часы я руководитель общенациональной телерадиокомпании, — имея доступ к разного рода правительственной связи, не смог переговорить ни с министром внутренних дел, ни с министром обороны, ни с руководителем московской милиции.

«Нет!» «На выезде! Проводит совещание!» Единственным человеком, с которым связь была постоянной, был премьер. Он с трудом отвыкал от мнения, что все существующее телевидение и радио в России — это «Останкино». Скорее всего, только после того как перестал работать останкинский канал, премьер осознал, что каким-то малопонятным для него образом национальный канал продолжает работать, а значит, существует ещё какое-то телевидение и какое-то радио, которые называются российскими. Это печальное признание сделать необходимо.

Выжидательная тактика правоохранительных органов, конечно же, была не случайной. Господин Ерин в эти минуты, сам того не подозревая, скорее чисто теоретически управлял своим ведомством, никак не предполагая, что на практике оно уже давно ему не подчинено. Вся ситуация в Москве с 16 часов 3 октября, когда милиция отступила под натиском толпы, во главе которой шла линия боевиков, вооруженных железными прутьями и захваченными у той же милиции единичными щитами, стала неуправляемой. И город, имевший самое большое насыщение милицией на «каждый квадратный метр площади», буквально в одночасье лишился людей в милицейской форме: сотрудников ГАИ, омоновцев. В этой ситуации в Москве могли начаться любые беспорядки и хулиганские действия. Только нацеленность политизированной толпы на Белый дом все буйствующее стягивала словно в единую воронку.

В 19.30 у «Останкино» загромыхало, начался штурм. Я опять связался с Брагиным. Понимал, что ему особенно не по себе. Его просьбы усилить охрану телецентра остались гласом вопиющего в пустыне. Я, как мог, подбадривал его. В телефонную трубку были слышны хлопки одиночных выстрелов и пулеметные очереди. Бой шел уже на подступах к телецентру. До его начала Брагин ещё слабо надеялся на разрешение ситуации политическими переговорами: кто-то куда-то спускался, кто-то с кем-то вступал в диалог. И только первые выстрелы перечеркнули эти мифические надежды. Руцкой, призывая к штурму «Останкино», повторял с балкона Белого дома одну и ту же фразу:

Читайте так же:
Острый салат из дайкона

«Президент страны» Руцкой имел в виду себя, он скажет народу правду.

Не каждый день на глазах любопытствующей толпы разгорается бой. Воскресный день. Останкинский парк, место отдыха. Как на грандиозной театральной сцене, падают сраженные прицельной или шальной пулей люди. И кажется любопытствующим, что все происходящее — не натуральная смерть, а декоративный бой. И кровь на самом деле не кровь, а краска, и дымовая завеса — все для антуража. Снимается кино.

А потом была ночь.

Где-то в 19.40 отчаянным голосом Брагин прокричал в трубку:

— Мы отключаемся! Они уже на четвертом этаже!

Поначалу отряд боевиков в силу элементарного незнания атаковал главное здание телецентра, более внушительное. Но очень скоро тележурналисты из числа своих, доставленные к месту событий в окружении охраны, разъяснили, что захват главного здания не гарантирует эфир, так как управление вещанием ведется из технического центра, который расположен напротив. Мгновенно бой переметнулся на другую сторону улицы.

В действительности атакующие не захватили никаких первых, вторых и третьих этажей. Они сделали пробоину в стене, но в здание фактически не вошли. Эмоциональное восприятие всегда опережает событие. Выстрелы у подъезда воспринимаются как бой внутри здания. И убитые в самом здании, лежащие на мраморном полу в самых неестественных позах, потрясают психику. Потом, до самых поздних сумерек, мы показывали бой у стен «Останкино». Не CNN, не CBS, а мы.

Почему Макашов, а штурмом «Останкино» руководил он, не добился успеха? Во-первых, слухи о незащищенности «Останкино» были несколько преувеличены. Охрана самого здания была усилена и численностью, и вооружением. Другой вопрос — не было защитного пояса на подступах к «Останкино», а тот, что был, правомерно назвать призрачным. Как уже было сказано, УВД Москвы оставило сограждан, а вместе с ними и московскую власть, на попечение собственных чувств и возможностей самозащиты. Патрульные машины, оказавшиеся на пути движения мятежников, заметив приближающуюся колонну, немедленно снимались с точки наблюдения и на предельной скорости устремлялись в близлежащие переулки. Прибывшие были настроены на атаку, на штурм. Завязалась перестрелка. Очень скоро стало ясно, что у атакующих недостает ни сил, ни опыта. Защищающиеся ведут огонь на поражение, там находятся профессиональные части, действующие более успешно. Макашов вызывал по рации подкрепление, и, видимо, ему это подкрепление пообещали. Наступающие залегли, и перестрелка обрела перманентный характер. Как профессионал Макашов оценил ситуацию. Ворвавшись в здание, которое защищалось более успешно, чем охрана мэрии, он может оказаться в ловушке, тем более что атакующие в любом случае, будут ли они штурмовать главное здание или технический центр, расположенный напротив, оказываются под перекрестным огнем, ведущимся как из одного, так и из другого здания. В основном команда Макашова состояла из приднестровских гвардейцев, казачества; людей в полувоенной форме странной принадлежности, вооруженных новенькими автоматами АКСУ, принятыми на вооружение федеральной милицией. Уверенности и взвинченности атакующим придавала толпа, оснащенная железными прутьями, кольями, арматурой и автоматами. Люди в разномастной штатской одежде с армейским оружием в руках. Толпа гудела недовольством: «Патронов маловато!» Надеялись на подкрепление, которое вот-вот подтянется. Сигналом к атаке стал выстрел из гранатомета, нацеленный в пролом здания. После него началась нестройная и неуправляемая пальба. В районе 20 часов и с той и с другой стороны заговорили гранатометы. Как свидетельствуют наши журналисты, это было похоже на кошмар. Бой вне войны на одной из мирных улиц города. Три появившихся БТРа подняли было мятежников в атаку, но, как скоро оказалось, бронетранспортеры пришли на помощь не мятежникам, а защитникам «Останкино». Правда, по их поведению было видно, что они плохо понимают, куда положено стрелять. Они проносились на большой скорости между атакующими и защитниками телецентра, вселяя в тех и других надежду — наши пришли!

Защитникам Отечества с "Бельбека" пообещали решить проблемы с жильём

Защитникам Отечества с "Бельбека" пообещали решить проблемы с жильёмПрезидент с голубого экрана пообещал, что решит проблемы военных Бельбека.

Во время сегодняшнего интерактивного общения Президента Виктора Януковича с народом в проекте «Диалог со страной» было включение из Севастополя. Местом прямой связи стал военный аэродром «Бельбек». Группа летчиков с корреспондентом стояла на фоне самолета. После вступительных слов, к Гаранту Конституции обратился командир бригады тактической авиации, полковник Мамчур Юрий Валериевич.

«Согласно концепции реформирования и развития ВС наша часть определена к комплектации 100% военнослужащими по контракту. Каким образом будет это финансироваться, а также переоснащение казарменного фонда под общежития для контрактников?», — спросил военнослужащий.

Ответ Виктора Федоровича лаконичностью и конкретикой не отличался.

Я хорошо помню в 2010 году нашу встречу с вашим командиром, когда я прилетел на Бельбек. Я ему задал вопрос: сколько самолетов сегодня летает? Он опустил глаза и ответил: один. Было такое, помните или нет? Было, жаль. Сегодня мы подняли вас в воздух. Вы, слава богу, летаете и выполняете те обязательства, которые на вас возложены. Я очень ценю. Мы вместе с вами в прошлом году разрешили непростой вопрос – повысили денежное обеспечение. Первыми получили летчики. Мы вам подняли в два раза сумму денежного обеспечения. Я убежден в том, что этого недостаточно, надо еще. И мы пошли на это шаг – вам, морякам, ВДВ и спецподразделениям. И это фактически первые военные части, где началась реформа. Увеличение ден. пособия обеспечило переход на контрактные условия, — рассказал Гарант Конституции.

Читайте так же:
Картофельный салат с лисичками

По выражению Президента, вопрос, который остается наиболее болезненным – это обеспечение жильем.

У меня сегодня был разговор с руководителем Генштаба господином Замановым Владимиром Михайловичем (Владимир Михайлович Замана — генерал-лейтенант, начальник Генерального штаба — Главнокомандующего Вооруженных Сил Украины, — ГО ). Возникла штатная ситуация. Министр – на выезде, его нет в Украине. Мы наметили – в ближайшее время, неделя – две, будем рассматривать этот вопрос. У нас создались трудные условия по реализации избыточного имущества, из которого состоит Фонд, за счет которого реализуется эта программа обеспечения жильем. Почему этот вопрос не решается, считаю, что мы в ближайшем времени устраним препятствия с этого пути и решим. Поэтому, Юрий Валериевич, я отдаю себе отчет в том, что ответственность за решение этой проблемы есть. Обещаю вам, что мы её будем решать вместе с вами. Как только я буду в Крыму, мы обговорим, как эта проблема будет решать в данной военной части, — резюмировал В. Янукович.

В завершение Президент пожелал летчикам следующее: «Желаю вам, чтобы летали, всегда садились, как говорится, мягкой посадки, чтобы вы с хорошим настроением взлетали и приземлялись на нашу родную землю!».

Газпром заявил о намерении приобрести Омскгоргаз со всеми его дочками

Позавчера, 1 июля, Федеральная антимонопольная служба обнародовала на своем сайте сообщение о продлении срока рассмотрения ходатайства ОАО «Газпром газораспределение» о приобретении 100% долей практически во всех омских газораспределительных организациях. Это ходатайство поступило в ФАС еще 20 мая.

ОАО «Газпром газораспределение» — дочернее предприятие Газпрома. Официально 99% акций его принадлежит другой дочке Газпрома — ООО «Газпром межрегионгаз». Генеральный директор этого ООО Кирилл СЕЛЕЗНЕВ (он же начальник департамента маркетинга, переработки газа и жидких углеводородов ОАО «Газпром») возглавляет совет директоров «Газпром газораспределение». Акционерное общество объединяет газораспределительные организации (ГРО), принадлежащие Газпрому. Да и создано оно специально для «консолидации и наращивании имущественного комплекса ГРО и вовлечения приобретаемого имущества в хозяйственный оборот дочерних и зависимых газораспределительных организаций». Однако в Сибири и на Урале еще не представлено своим филиалом. Омск может оказаться форпостом этой организации для сибирской экспансии.

ОАО «Газпром газораспределение» обратилось в ФАС за разрешением приобрести следующие омские газораспределительные организации: ОАО «Омскгоргаз» и аффилированные с ним ООО «Сибирская Трубопроводная Строительная Компания», ООО «Омскгоргаз газификация», ООО «Горгазэксплуатация», ООО «Омскгазэксплуатация», ООО «Омскгазсеть» и ООО «Омскгазстрой». Кроме этих организаций Газпром сообщил ФАС о намерении приобрести принадлежащее Омской области ОАО «Омскгазстройэксплуатация» и две компании Александра КОСЕНКО — ООО «Омские автомобильные газовые заправочные станции» и ООО «Синтез» (их официальное место регистрации — ул. Пранова, д.7).

Как говорится в ходатайстве, «цель сделки – приобретение акций (долей) в уставных капиталах газораспределительных организаций осуществляется в рамках консолидации активов в сфере газораспределения, в целях формирования централизованного управляющего органа в газораспределительной отрасли и повышения эффективности газоснабжения».

Федеральная антимонопольная служба официально заявила, что «в связи с необходимостью дополнительного рассмотрения этого ходатайства, а также получения дополнительной информации ФАС России в соответствии с пунктом 2 части 2 и частью 3 статьи 33 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» продлевает срок рассмотрения ходатайства до 20.08.2013 г. Заинтересованные лица вправе предоставить в антимонопольный орган сведения о влиянии указанной сделки на состояние конкуренции».

Как известно, губернатор Омской области Виктор НАЗАРОВ, вступивший в должность 30 мая 2012 года, ранее возглавлял ЗАО «Газпром межрегионгаз Омск» и на пресс-конференции 10 сентября 2012 года прямо заявил об одной из ближайших задач – консолидировать все газораспределительные сети Омской области в руках Газпрома. Более того, 7 февраля 2013 года между правительством Омской области и ОАО «Газпром» было подписано соглашение и намечен план мероприятий по созданию в регионе единой газораспределительной организации (ГРО). По этому поводу создана даже специальная рабочая группа в региональном минстрое. Судя по озвученным намерениям, Газпром собирается активно продвинуться в Омске и по линии газовых заправок.

Первый шаг в этом направлении уже сделан. Газпром весной стал владельцем 84,4642% обыкновенных акций Омскоблгаза и на годовом собрании акционеров 27 июня ввел в совет директоров шесть сотрудников ОАО «Газпром газораспределение» и еще одного – Дмитрия СЕЛЕЗНЕВА, брата Кирилла СЕЛЕЗНЕВА — непосредственно от ООО «Газпром межрегионгаз». В случае объединения Омскоблгаза, Омскгоргаза и Омскгазстройэксплуатации в Омской области появится супермонополист, который сможет диктовать всем здесь свои цены и условия.

Анатолий ХРАПОВ, которому к концу июня принадлежало около 95% акций, продал банк «СИБЭС». Покупателями омского банка стала группа инвесторов из Новосибирска, Кемерова, Барнаула и Москвы. По информации с официального сайта ЗАО «КБ «СИБЭС», к новым акционерам банк перешел с 27 июня. А с 1 июля ушел в отставку и бессменный председатель правления Анатолий ХРАПОВ. В настоящее время обязанности руководителя банка исполняет один из акционеров — москвич Юрий КОРСАКОВ. Сумму сделки ее участники не раскрывают.

Читайте так же:
Салат черепашка фруктовый

Два самых крупных акционера (у обоих по 19,83%) — Евгений ПРИТУЛА из Новосибирской области и Роман КАЛАНЧУК из Кемерова. Анатолий ПРИТУЛА известен как создатель финансовой группы «АРКА-Финанс», которую в 2007 году купил голландско-израильский холдинг Kardan. В разные годы занимал посты председателя совета директоров банка «Региональный кредит», входил в совет директоров Совкомбанка. Но информации с официального сайта ЗАО «КБ «СИБЭС», новые собственники намерены активно вкладывать деньги в развитие розничного направления. ХРАПОВ зарабатывает чисто моральный слабенький минус, так как наверняка получил соответствующую материальную компенсацию, что позволит ему спокойно отойти от дел и заняться здоровьем.

На прошлой неделе стало известно, что омские собственники московского Феникс Капитал Банка поменяли его название на Единый Строительный Банк и перерегистрировали в Омск на шестом этаже МФК «Миллениум». Подробно об этом «КВ» рассказывают на первой полосе газеты. Как заявил в интервью журналу «Архитектура и строительство» председатель совета директоров банка и президент совета НП «СРО «Первая гильдия строителей» Владислав МАЦЕЛЕВИЧ, «При смене адреса на Омск мы исходили как из прагматических, так и из патриотических соображений. Соображения прагматические: омский бизнес нам знаком и близок, здесь сосредоточены наши основные деловые партнеры, наши клиенты, мы знаем, как здесь работать, кто есть кто на омском рынке. Расходы на содержание офиса и наем персонала в нашем городе существенно ниже, чем в столице. Массовая ликвидация омских филиалов банков с превращением их в операционные офисы изменила ситуацию на рынке труда в банковской сфере в нашем регионе. Операционным офисам ни к чему квалифицированные специалисты, поскольку все их функции сведены к приему и пересылке документов в Москву. Поэтому фактически без работы оказались профессионалы банковского дела. Это позволило нам сформировать очень достойную команду, замотивированную на результат». С учетом того, что омские банки, которых когда-то было в нашем городе более двадцати, уходят из Омска или меняют владельцев на иногородних, обратное движение братьев МАЦЕЛЕВИЧЕЙ заслуживает в рейтинге плюса. Тем более что банк активно себя продвигает. Еще 25 февраля в Красноярске наОкружной конференции СРО Сибирского федерального округа, в которой приняли участие делегаты от 19 из 20 саморегулируемых организаций округа, Владислав МАЦЕЛЕВИЧ выступил по поводу сделанного недавно предложения по размещению средств компенсационного фонда новосибирского НП МНОС «СИБИРЬ» на депозитном счете в ООО «Феникс Капитал Банк», а также о развитии дальнейших отношений членов СРО с банком (льготное кредитование, предоставление банковских гарантий и т.д.). Плюс также зарабатывает новый председатель правления банка Олег ТОКАРЕВ, сын экс-руководителя Главного управления Центробанка по Омской области Алдоны ТОКАРЕВОЙ, который ранее работал только на вторых позициях зама.

Произошли перемены и в омском «Мираф-банке». Из банка уволился первый заместитель председателя правления Андрей БЕСПЯТОВ, на протяжении полутора десятков лет возглавлявший это финансовое учреждение. На вторую роль он перешел 2 декабря прошедшего года, когда у Мираф-банка появились новые акционеры. По данным «КВ», Андрей Александрович ушел в «свободное плавание», а первопричина его ухода может быть в том, что создатель Мираф-Банка Леонид ПЕККЕР продал свой пакет акций новому председателю правления москвичу Богдану БЕРКОВИЧУ: если у ПЕККЕРА в середине мая было 19,24% акций, то к концу того же месяца – только 1,36%. БЕРКОВИЧ же стал владельцем 17,79% акций банка. С одной стороны, это формальное уменьшение пакета может быть просто перетасовкой акций, а ПЕККЕР остаться реальным владельцем (если бы он решил оставить банк, он бы продал пакет полностью), с другой он, возможно, просто надувает щеки, так как новые владельцы попросили его пока продолжить числиться в совете директоров.
27 июня губернатор Омской области Виктор НАЗАРОВ подписал заявление об отставке министра по делам молодежи, физической культуры и спорта Омской области Антона ЧЕШУКИНА. По официальной версии чиновников и согласно пресс-релизу Бюджетного учреждения Омской области «МинспортМедиа», «он (ЧЕШУКИН. – Ред.) объясняет этот шаг личными обстоятельствами». Накануне, 26 июня, корреспондентам в минспорта Омской области сообщали, что их начальник Антон ЧЕШУКИН находится на больничном. Он должен был докладывать в этот день на заседании правительства, но на нем так и не появился. Еще утром 27 июня секретарь министра утверждала, что министр на выезде. Но к обеду все прояснилось.

Возможно, на отставку чиновника повлияла сложная ситуация со строительством велотрека, на котором в срок необходимо освоить средства из федерального бюджета. Заказчиком этого объекта является региональный минспорт, однако руководство министерства не может найти решения проблем, возникших на стройке с подрядчиками, и график работ оказался сорван. Это уже второй министр спорта правительства Виктора НАЗАРОВА, ушедший в отставку. Предыдущий, Владимир САРАЕВ, 16 октября 2012 года тоже неожиданно подал заявление об отставке после того, как губернатор, встречаясь с замминистра спорта России и предшественником САРАЕВА Сергеем ШЕЛПАКОВЫМ, вызвал Владимира Васильевича, но так и не принял его, заставив просидеть в приемной около часа.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector