Brotbufet.ru

ГастроБар "БротБуфет"
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шкатулка с секретом

Шкатулка с секретом

Потому-то мне и захотелось назвать свою статью — отклик на книгу — «Шкатулка с секретом». Теперь объясню, почему «с секретом». Да потому, что не так легко вылущивается из разнообразного содержимого этой шкатулки то главное, ради чего все писалось, столько в ней разных тем, завязывающихся сюжетов, героев, сведений, различных названий и перечней. Но уж если главное вами нащупано, то и все остальное не покажется слишком обременительным, и окажется, что не зря все это писал автор и читал читатель. При этом вам откроется интересный писатель, со своим лицом, своей темой, своим почерком и своей загадкой.

Но давайте заглянем в книгу.

Сердцевина ее — роман «Табернакль», как раз и расположенный в середине. В нем, как кажется, проявилось все лучшее, что есть у писательницы. С него и начнем.

Мальчик без рук и без ног. Ему предстоит операция — и делать ее будет некий Директор. Обычно сотрудники протезных мастерских и два хороших хирурга «отбивают» детей-инвалидов у возглавляющего учреждение неумейки, чья доблесть состоит лишь в том, что он обожает все новое и делает операции под бравурную музыку. Но Мальчика почему-то не отбили. У него нет ни отца, ни матери, но пятеро детей-инвалидов из Мариинской обители, у которых на всех «три руки, обрубок с пальчиком, девять ног и один протез» мстят за погубленного и ночью делают «схрон».

Вот эта сцена: «И зашептал Жанбырбай истово, сглотнув слюну, переведя дух.

— Одна наша дальняя родственница — жена монгола. Их младший сын Чойжинхорлоо научил меня делать схрон. У меня есть все для схрона, все, что нужно закопать под заклинательные слова под деревом на холме, даже зуб ящерицы и два пушистых птичьих пера, малиновое и изумрудное. И древняя монета из жабьего рта. И камень из печени монаха. Мы сделаем схрон на проклятие, проклянем их всех, а потом дадим тебе имя Булагат, и всем им будет плохо, будут они пропадать, взрослые твари, а ты оживешь.

— Тогда ты оживешь в другой жизни, с руками и ногами, другой совсем, а они получат свое. Все будут прокляты.

— . Теперь они пропали! — сказал Паша, оборотясь к зданию института; если бы у него были руки, он погрозил бы зданию кулаком.

И стали мы пропадать».

Это важное место. Кто скрывается здесь под местоимением «мы»? Вполне конкретные люди: сама писательница, когда-то работавшая в Мариинском «табернакле» в качестве дизайнера по протезам, ее сослуживцы. Среди них большая часть люди добрые и отзывчивые, такие как хирург Мирович, умело оперирующий, отвлекающий калечных детей от их неизбывного горя рассказами и придумками. Но есть циничный «волчара» Лугаревич, есть хирург-убийца Директор. Кстати говоря, ситуация, когда от хирурга надо пациентов «спасать», явно не выдуманная. Слышала про одного такого умельца, возглавлявшего хирургическое отделение в небольшом итальянском городке. Характеризующий его штрих: когда у него на приеме пациентка упала в обморок, он бросился к двери с криком: «Врача!» У Натальи Галкиной такой вот «самозванный» фальшивый врач, проводя бесконтрольную операцию, чувствует себя в полной безопасности, ибо имеет дело с обездоленным сиротой, за которого некому заступиться.

Но, как говорится, есть и Божий суд. В дальнейшем тексте писательницы мы найдем печальный перечень того, как разнообразно и горько «пропадали» она и ее сослуживцы, проклятые детьми-калеками: кто заболел, кто умер.

У автора родился ребенок-аутист. И вот на какую мысль натолкнула меня писательница. Все мы в один несчастный день взываем к Богу: за что? Часто это «за что?» остается для нас без ответа, или, ничтоже сумняшеся, мы сами отвечаем себе: не за что.

Мне кажется, Наталья Галкина осмеливается поднять в своем романе тему «возмездия» в широком смысле, возмездия, которое может настигнуть и тех, кто не совершал преступлений, а просто присутствовал при их свершении. Это и воздаяние за грехи предков, и возмездие за равнодушие к инвалидам, сиротам, бедствующим. В высшей степени чувство воздаяния за совершенное предками владело Александром Блоком. Он и революцию принял как некое «возмездие» за кровь и преступления дворянской эпохи. Самым чутким душам свойственно ощущать эту ответственность. Вспомним Лизу из «Дворянского гнезда», уходящую в монастырь, чтобы отмаливать чужие — отцовские — грехи. Чужие ли?

В «Табернакле» к теме Мариинского приюта для детей-инвалидов примыкают еще несколько тем: сын-аутист и мать ребенка аутиста, судьба Николая Гумилева на фоне трагических судеб нескольких поколений питерцев, судьба Города. В бумажной шкатулке, подаренной соседкой, писательница (не поворачивается язык назвать ее «лирическим героем!») обнаруживает разрозненные записки неизвестного, некогда пристально следящего за судьбой Николая Гумилева. Вместе с этими записками в роман входит сам Николай Гумилев и его первая возлюбленная Ольга Высотская, родившая ему сына Ореста. Поэт встречался с возлюбленной в Териоках (Зеленогорск), и ближе к концу романа сын соседки принесет писательнице папку с неизвестными стихами «Гумилев в Териоках».

Читайте так же:
Салат невеста с копченостями

Нужно сказать, что Наталья Галкина прекрасно овладела приемом стилизации «чужой речи». Она великолепно стилизует старомодные обрывочные записи неизвестного, «литератора понарошку», как он себя называет. Любопытны и его «гумилевские» стихи с разнообразными размерами и сюжетами, в которых проглядывают мотивы записок. Прием, используемый в «Докторе Живаго», здесь вполне правомерен: о поэте еще раз рассказано средствами поэзии, тем более, что писательница — автор нескольких поэтических сборников.

Внутри текста помещен еще один кусок «чужой речи» — подневные записи матери аутиста, носящие название в пандан к книге Чуковского «От пяти до двадцати».

Читать их горько. Легко поверить в то, что «жизнь маменек тяжелых детей-аутистов. невыносима», тяжело сознавать, что мать с больным ребенком практически оставлены один на один со своей бедой. Нет даже необходимых лекарств. Мать, которую сын-аутист не отпускает от себя ни на минуту, вынуждена на такси ехать в загородную аптеку (только там есть нужный препарат!). Это их проблемы. Государство и общество озабочены — своими, государственными.

Горькая эта глава в то же время содержит чрезвычайно забавные речевые конструкции ребенка-аутиста, подмеченные чуткой к языку мамой: «То уши жмут, то глаза жмут, то горло, то ботинки, то штаны». «Рыба сюдак и рыба тудак».

Кончается эта глава фразой: «Не плачьте о нас!»

Но плакать хочется, особенно после мимоходом рассказанной истории про то, как ребенок начал особенно яростно швырять посуду на пол и в лицо матери, когда на его отца ночью напали, и он попал в клинику с черепно-мозговой травмой.

Писательница даже что-то оправдательное пишет по этому поводу: «. в те годы подобные нападения были привычным городским сюжетом». Это в какие же годы? В 1990-е? И не началось ли это еще в те достопамятные времена, о которых повествует безымянный «писатель понарошку» в разрозненных своих заметках? «Религия, искусство, образование, наука, культура, пустые звуки. подлежали уничтожению за ненадобностью, ненужные вещи. Право на жизнь принадлежало головорезам и холуям головорезов. Страна была просахолинена соловецкой властью, приговор обжалованью не подлежал».

А вот современные впечатления от Города, уже от лица самой писательницы: «Стоя на остановке. я разглядывала. печально отсутствующий, но постоянно играющий в виртуальный образ постамент погибшей вазы Летнего сада (и сам-то сад был на очереди). »

Нет, как ни крути, веселого в этой прозе мало — и это при таком оптимистичном, напоминающем о зоопарке названии книги «Зеленая мартышка»!

Кстати, если говорить о романе «Зеленая мартышка», мне он понравился меньше «Табернакля». При всей схожести их построения — тот же слоеный пирог с героями из разных времен, чужими записками, списками вещей и яств, честными пьяницами-книгочеями и преступными мафиози из новых русских, и все это сплавлено воедино судьбой табакерки с зеленой мартышкой, — повторю: при всей внешней схожести во втором романе кое-что может показаться необязательным и условным. Все три работника макулатурной лавчонки, на мой взгляд, различаются только фамилиями, герои из XVII века — д’Эон, Яков Брюс, Сара Фермор — вырисовываются весьма неотчетливо, но главное, что информация становится избыточной, ее слишком много и она поглощает «художественность». И это жаль, ибо читатель уже успел полюбить стиль Натальи Чижовой — ее инверсии, когда слова ставятся в неожиданном порядке, ее затаенность и загадочность, ее тягу к карнавалу и стилизации.

В зарисовках-миниатюрах, составляющих первую часть книги «Музей города Мышкина», обнаружила я один довольно большой текст о том, как писательница, едучи в машине любителя антиквариата, бывшего врача, услышала от него, как в молодые свои годы пребывал он в степи, лечил тамошних жителей. Этот рассказ напомнил писательнице чудесный фильм «Дикое поле», снятый рано ушедшим режиссером Калатозишвили. А мне в этой истории, в вопросе, обращенном к антиквару: И вы не жалеете о том времени? Ведь вы тогда жили настоящей жизнью! — послышался «крик души» Натальи Галкиной. Видно, ей, родившейся в Вятке, всю жизнь прожившей в Питере, оказались близки степные звезды, шатер неба, раскинувшийся над степью — об этой близости говорит ее проза, в которой так часто встречаются восточные ветры и степные созвездия.

Зеленая обезьянка вместе с белой фарфоровой табакеркой времен веселой царицы Елисавет в конце книги покидает Россию. Ставшая причиной убийства и нескольких поджогов в родном Питере, антикварная табакерка подарена благородным пьяницей Шарабаном уборщице-китаянке, отбывшей с мужем-экологом на юг Франции. Почему это случилось, писательница не поясняет. Уж не плата ли это за все то страшное, злое и нечеловеческое, что происходило и, увы, происходит в самом красивом городе на земле?

Читайте так же:
Салат «Гранатовое сердце»

Секрет зеленой обезьянки

Тут уж не до смеха: на Асю и Мотю совершается ряд покушений. Кому и почему перешли дорогу девочки?

Может быть, им мстят преступники, которых они когда-то вывели на чистую воду? Или все дело в том, что Мотя получила главную роль в спектакле?

Тяжело, когда у тебя есть неизвестные враги и ты постоянно ощущаешь, что они где-то рядом. И хорошо, когда есть верные друзья, которые всегда могут прийти на помощь!

Читать онлайн или скачать в удобном для вас формате детский детективный роман Екатерины Вильмонт «Секрет зеленой обезьянки» вы можете на ЛитРес уже сейчас.

Ася уже целый год живет в Париже. И там ходит в школу. Все, казалось бы, хорошо – кругом столько всего интересного, да и любимый дед рядом. Но ей так хочется повидать друзей, распутать какое-нибудь дело…

И тут неожиданно подарок судьбы: у Аси появляется возможность поехать в Москву!

Как же это здорово! К тому же у Матильды на днях будет премьера спектакля. Надо поддержать подругу!

Что ждет Асю и ее друзей? Неужели новое детективное расследование? И при чем тут зеленая обезьянка на лобовом стекле иномарки?!

  • Ograniczenie wiekowe: 12+
  • Data dodania do LitRes: 08 grudnia 2007
  • Data powstania: 2020
  • Rozmiar: 170 str. 6 ilustracji
  • ISBN: 978-5-17-107745-7
  • Prawa autorskie: Издательство АСТ

Секрет зеленой обезьянки

У страха глаза велики

По следу четырех

Секрет исчезающей картины

и вызовешь… – Нет, мне стыдно… У них и так дел по горло… – Пожалела! – А они что ж, не люди? Только я вот что скажу… Что не буду милицию вызывать, все равно они ничего не найдут, тем более украли-то у меня всего-навсего сто двадцать три доллара! – Почему сто двадцать три? – удивилась Людка. – Сто двадцать три – достовернее… Да и меньше внимания привлечет. Если девчонка помнит про три доллара, значит, больших денег в жизни даже не видала… – Ну, Матильда, ты и психолог… – засмеялась я. – А теперь надо сматываться, скоро может Степанида заявиться. – Что ж мы так и бросим открытую квартиру? – испуганно спросила Людка. – Нет, зачем. Воры как открыли дверь, так и закрыли! Кстати, первый шум поднимет Степанида… Вот только бы не проболталась она с перепугу про деньги! –

и вызовешь… – Нет, мне стыдно… У них и так дел по горло… – Пожалела! – А они что ж, не люди? Только я вот что скажу… Что не буду милицию вызывать, все равно они ничего не найдут, тем более украли-то у меня всего-навсего сто двадцать три доллара! – Почему сто двадцать три? – удивилась Людка. – Сто двадцать три – достовернее… Да и меньше внимания привлечет. Если девчонка помнит про три доллара, значит, больших денег в жизни даже не видала… – Ну, Матильда, ты и психолог… – засмеялась я. – А теперь надо сматываться, скоро может Степанида заявиться. – Что ж мы так и бросим открытую квартиру? – испуганно спросила Людка. – Нет, зачем. Воры как открыли дверь, так и закрыли! Кстати, первый шум поднимет Степанида… Вот только бы не проболталась она с перепугу про деньги! –

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Академия Космических Хранителей. Елисей и ожившая планета

Необходима регистрация

Худенький подросток пролез под кривой жердиной, сторожившей путь к заброшенным конюшням, и поспешил к некогда белому зданию. Поживиться тут нечем уже давно, и потому здесь никого не бывало; проселочная дорога совсем потерялась в колючих кустах. Но Елисей знал это место — не единожды по соседству подрабатывал.

Знакомое повизгивание мальчик заслышал на полдороге к бывшей конюшне. Рассмеявшись, торопливо забежал в просторное помещение — в ближнем углу, на ворохе соломы, изнывал черный с подпалинами щенок. Завязанная на шее веревка тянулась к крюку, ржавеющему в стене.

— Собака моя хорошая! — Лицо хозяина лучилось, когда он торопливо отвязывал своего питомца. А щенок все прыгал, и норовил лизнуть мальчика в нос. И не понимал, что мешает.

Как только узел поддался и собачонок выпутался, они выбежали на улицу. Там Елисей достал из кармана заношенных штанишек страшненькую на вид котлету, и разломил на две части.

— Она немножко сплющилась, но на вкус еще ничего. Наверное…

Елисей не был уверен что котлета, как он сам выразился, «на вкус ничего» — Марье Антоновне, которая у них поварихой, не особенно удаются котлеты. Впрочем, как и все остальное. И мальчик грустно вздохнул, а щенок мигом слопал сомнительное угощение.

— Еще хочешь, — с сомнением уточнил Елисей. И пес, радостно усмехаясь, показал, что да, хочет, и даже очень. Когда от котлеты остались одни воспоминания, мальчик и собака отправились по делам.

Читайте так же:
Салат с мандаринами

Во-первых, нужно проверить землянику. Елисей давно не хаживал на свою полянку, а там наверняка уже есть на что посмотреть.

— Пойдем! — позвал он щенка. — Посмотрим, как тебе земляника. Я так точно люблю ее больше, чем котлеты Марьи Антоновны.

И песик весело запрыгал рядом со своим маленьким хозяином.

Этого щенка, испуганного и визжащего, старшие ребята притащили на задний двор их Детского Дома. Там местные хулиганы принялись запихивать животное в древнюю стиральную машину. Они намеревались сбросить металлический цилиндр с визжащим пленником с обрыва, и посмотреть, что из этого выйдет.

Мучители — здоровяки Смирнов и Колесник, а также их главарь Волк, давно наводят ужас на всю округу. Никто не может с ними справиться, а директор Детского Дома втихаря считает дни до их совершеннолетия.

Волка Елисей боится, как и все. То есть, очень сильно. Но собачонок плакал так жалобно, что мальчик и сам не понял, как набрался храбрости выкупить его.

Самой большой мечтой Елисея было: иметь велосипед. Он даже договорился заранее с дворником, дедом Гришей, что сможет ставить велосипед в сарай с метлами. Два года подряд, во все свободное время, Елисей трудился и копил на мечту.

Теперь с ней пришлось распрощаться, но мальчик не жалел нисколечко. Собака не велосипед, собака лучше.

Елисей нагнулся, и подманил разыгравшегося щенка. Тот охотно подбежал, и, лизнув в руку, снова радостно запрыгал вокруг. Но все изменилось, едва они вышли на дорогу.

Путь преградили старые знакомые: вразвалку из-за кустов вышли здоровяки Смирнов и Колесник. А следом, гаденько улыбаясь, просочился вертлявый Волк:

— Ой-ой-ой, кто это тут у нас? — просюсюкал долговязый главарь, а его сообщники захихикали, угодливо сморщив лица. — Неужели это наш гринписовец Елисейка, да еще и со своим верным псом? — глумился Волк, как истинный зверь кружа вокруг. — А не взять ли нам этого милого щеночка? Утопим в пруду прямо сейчас.

— Я же выкупил у тебя собаку! — воскликнул Елисей, и гнев исказил лицо. — Ты не имеешь права! Твое слово — фуфло!

— Ишь, куда загнул, — только и нашелся буркнуть Волк. Авторитет нужно было спасать любой ценой, но в голову вожаку, как назло, ничего не приходило. И Волк свирепо посмотрел на помощников.

Смирнов блаженно улыбался, еще не разобравшись что к чему; а Колесо вдруг стремглав бросился в лохматые заросли караганы. Спустя мгновение вылез оттуда, держа за шкирку ярко-рыжего кота.

— Как на заказ! — сипнул хулиган. Победная ухмылка подарила его физиономии некрасивую щель с редкими зубами. Кот спокойно покорился веснущатой руке, не подозревая о своей страшной участи.

— О! Вот этого утопим! — обрадовался выходу из затруднительного положения Волк. — Или его тоже купишь.

— Но у меня больше нет денег! Отпустите, я заработаю и отдам. — Брови мальчика умоляюще приподнялись.

Наглый подросток еще соображал, когда кот, до сей поры мирно висящий в руке Колеса, вдруг засветился красным. Животное быстро накалилось, и от него тонкими змейками заструился вонючий дым. Завизжав, как порося, Колесо бросил кота оземь.

— И-и!! Зараза-а! Обжег меня!

— Ого. Кот горит, — наконец разговорился Смирнов. Выражение его тестяного лица было не разумнее, чем у подушки.

А тем временем странное животное закрутилось в клубок, и стремительно прошло по маленькому кругу, едва не задев Волка.

Там, где пролетело, воздух стал горячим и зыбким — хулиган отскочил, испуганно вскрикнув и беспомощно размахивая руками. Растеряв былой задор, устрашенный, предводитель бандитов второпях огляделся.

Колесо он приметил уже вдали — обожженная рука не помешала бежать едва ли не быстрее ветра. Впрочем, Смирнов все еще был тут; похоже, парень до сих пор не сообразил, что происходит.

Дернув Смирнова за рукав, чтобы тот по глупости своей не пропал, Волк в ужасе взвыл:

— Драпаем!! — И наддал прочь, что было сил. Смирный послушно запрыгал за своим шефом, и как раз вовремя: кот заходил на следующий круг.

Елисей же все это время стоял, изумленно взирая на происходящее. Странно, но при этом он ни капельки не боялся; будто чувствовал, что странное и опасное существо не причинит ему вреда. Когда убегающих и след простыл, огненный вихрь затормозился и пропал. Мгновенно остывший рыжий кот, встряхиваясь, ощетинил в ухмылке усы.

— Ну и ну, что у вас творится! — Животное немножко картавило.

Характер, как у кота. Появление странно одетого человека. Сила управления. Я — маг?!Удивительное превращение кота. Ты готов стать кадетом Академии космических Хранителей?

Екатерина Вильмонт — Секрет зеленой обезьянки

Екатерина Вильмонт - Секрет зеленой обезьянки

– Ася, тебе письмо от Матильды! – сообщила Ниночка, едва я переступила порог квартиры, и протянула мне типично российский конверт, на котором изображена ветка цветущей яблони и надпись «Праздник весны и труда».

Читайте так же:
Салат с кукурузой консервированной

Скоро уже год, как я живу в Париже, у деда и его жены Ниночки. Мой дед – знаменитый оперный певец Игорь Потоцкий. Сначала я безумно тосковала по Москве, по маме, папе, тете Липе, по всем друзьям, а особенно, конечно, по Мотьке, но после путешествия по Италии мне скучать и тосковать было уже некогда. Все свободное время я проводила со своим другом Аленом, который старался говорить со мной только по-французски, так что через два месяца я уже здорово разговорилась, тем более что он и от своей сестры, моей подружки Николь, требовал того же. Поначалу я злилась, раздражалась, а потом. заговорила, а куда денешься? И Ниночка тоже два часа в день занимается со мной французским, словом, меня взяли в оборот! А еще я два раза в неделю играю в теннис, и это доставляет мне огромное удовольствие. Но, взяв в руки Мотькино письмо, я чуть не взвыла, так мне захотелось в Москву. Я побежала к себе в комнату и вскрыла конверт. Мотька накатала подробное письмо. Главной новостью было то, что Лика прожила у Матильды всего лишь месяц, а потом вышла замуж за Федора, частного детектива, с которым ее познакомила летом бабушка Олега. Но зато теперь у Матильды поселилась ее двоюродная сестра из Харькова Степанида, девчонка двенадцати лет. «Представляешь сочетаньице, Матильда и Степанида? – писала Мотька. – Просто черт знает что! Но мне ее жалко, она хорошая девчонка и в таком возрасте осталась совсем одна.

Мать у нее давно умерла, а теперь вот дядя Сема, ее папа, подался на заработки в Канаду… Ну я и предложила, пускай поживет у меня! Все-таки веселее. Она теперь тоже в нашей школе учится. Ее, конечно, дразнят из-за имени… И что за дела, кому в голову взбрело назвать девочку Степанидой? Хотя, Матильда, по-моему, еще хуже… Но ничего, она умеет за себя постоять… А еще, Аська, есть у меня одна новость, узнаешь, обалдеешь, только я пока ничего писать про это не буду, из суеверия… Боюсь сглазить! Прости, подруга, что я ничего не объясняю, но я боюсь… Если все получится… Ладно, замнем для ясности!»

Нет, это все-таки форменное безобразие – так заинтриговать человека и ничегошеньки не объяснить! Я понимаю, Мотьку от ее новости распирает, а написать она боится, дурища! Тоже мне проблема, поплевала бы через левое плечо – тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить, постучала бы по дереву! Так нет же! Видно, это что-то очень важное! А я, кажется, догадываюсь, наверное, ее пригласил на кинопробы режиссер Лутовинов, с которым мы познакомились прошлым летом. Он обещал Мотьке, что если найдет деньги на новый фильм… Да, конечно, я уверена, что именно в этом дело! Матильда с раннего детства мечтает стать актрисой, так мечтает, что даже обратилась в агентство «Путь к славе», оказавшееся не просто шарашкиной конторой, но и гнездом преступников.

Ну что ж, Матильда, храни свою тайну, подумала я, только я-то все прекрасно понимаю! Дальше Мотька писала о наших общих друзьях и знакомых и лишь в самом конце сообщила: «У меня, между прочим, брат родился!

Хорошенький! Я ужасно боялась, что мама его каким-нибудь Робертом или Фердинандом назовет, но, слава богу, его назвали… Угадай как? Игорем! В честь твоего деда! Здорово, правда? Эх, Аська, если бы ты на зимние каникулы в Москву приехала! Как было бы здорово! Потому что я не знаю, если все получится, я вряд ли смогу к тебе на пасхальные каникулы приехать, так дела складываются… А может, ничего и не выйдет, тогда приеду!

Ну все, пока, подруга! Твоя Матильда».

– Ну что Матильда пишет? – спросила Ниночка за обедом.

Мы сидели за столом вдвоем. Дед улетел на два дня в Мадрид, петь «Бориса Годунова».

Я рассказала Ниночке про московские новости.

– Как ты думаешь, что за тайна у нее?

– Полагаю, ты права, она скорее всего будет сниматься в кино. Твой дед уверен, что у нее большое будущее!

– Я знаю, – вздохнула я.

– Какие у тебя планы на Рождество? – спросил меня Ален, когда мы вечером встретились, чтобы пойти в театр.

– Не знаю, до Рождества еще больше двух недель.

– Ничего, просто спросил. А почему у тебя глаза такие несчастные, Ася? – испугался он.

– Я хочу в Москву, – тихо призналась я.

– В Москву? А надежда есть?

Читайте так же:
Рисовый салат с сардиной

– Почем я знаю? Ничего не говорят… Значит, вряд ли. А там у Матильды какие-то тайны…

– Знаешь, я тоже хотел бы попасть в Москву. Мне интересно, как-никак по отцу я русский…

Ален и Николь – дети Ниночкиного брата.

– Вот было бы здорово вместе туда поехать, – продолжал Ален, – только шансов маловато! У нас заведено Рождество встречать всей семьей… А у вас?

– У нас? У нас вообще Рождество не очень-то празднуют. Вот Новый год – другое дело! Его даже два раза встречают.

– У нас же есть еще Старый Новый год!

– Ах да, я слышал… Интересно! А как его празднуют?

– Ну, у нас все праздники одинаково справляют – за столом! И чем больше еды на столе, тем лучше!

Я знаю, что тут принято в Новый год гулять по улицам…

А у нас в двенадцать все сидят за столом.

– Но ведь это скучно!

– Скучно? Да ты что! Когда в Новый год все собираются вместе… Мама, папа, их друзья… Знаешь, как бывает весело! Вернее, бывало…

– А в прошлом году как ты встречала Новый год?

– Никак. Я была больна…

– Ничего, Ася, не грусти! Мы на Новый год непременно придумаем что-нибудь эдакое!

– Да что за радость – Новый год без снега!

Мне сейчас все было не в радость, так я хотела домой!

Надо будет поговорить с дедом, когда он вернется… Но я даже не могла предположить, как все обернется. Недаром говорят – не было бы счастья, да несчастье помогло!

Наша школа сгорела. Не дотла, но все-таки о занятиях не могло быть и речи. И нас на две недели раньше отпустили на Рождественские каникулы! В школе немедленно начали ремонт. Узнав об этом, дед позвал меня к себе.

– Что, ребенок, радуешься? Я тебя понимаю! Когда я в Консерватории учился, бывало, как сверну на улицу Герцена, все с надеждой смотрю, не горит ли моя Консерватория! – со смехом начал он. – Ну, что будем делать?

– Но ты ведь хотела попроситься в Москву? Или я ошибся?

– Ты самый лучший дед на свете!

– Надеюсь! Мы с Ниночкой посоветовались и решили, чем ты будешь тут без дела околачиваться, лучше езжай домой. Тем более, и Юра сейчас в Москве. (Юра – это мой папа, он гидробиолог и большую часть года «болтается в морях», как говорит мама.) Ну что, рада? Вот завтра же и полетишь!

– Завтра? – ахнула я.

– Ну да, а то Нинка мне уже донесла, что ты как письмо от Мотьки получила, так у тебя сделались глаза, как у больной собаки. А больных собак надо лечить!

– Дед! – завизжала я. – Ура! А ты уже в Москву сообщил?

– Нет еще, хотел сперва с тобой поговорить, а то вдруг мы с Нинкой ошиблись? Вдруг ты поменяла всех старых друзей на Алена? – лукаво улыбнулся дед. – Кстати, отличный парень, на мой взгляд!

– Да, Ален очень, очень…

– Понимаю, он очень хороший, да?

– Но это не любовь?

– В таком случае вам даже полезно будет расстаться на некоторое время. Разберетесь в своих чувствах…

– Да, да, дед, только давай не будем нашим звонить?

– Я им сделаю сюрприз! Обожаю сюрпризы! Представляешь, что будет с ними? Я позвоню в дверь…

– Ты любишь сюрпризы?

– Как будто ты не любишь?

– Обожаю! Помнишь, как я прилетел в Тель-Авив и ждал тебя у фонтана?

– Еще бы не помнить!

– Но как же ты доберешься до дому, если тебя никто не встретит?

– Я попрошу Олега, у него же машина!

– Надо позвонить ему.

– И он не проговорится?

– Нет, он надежный!

– В таком случае я сам позвоню ему и попрошу встретить тебя!

– И Матильду не предупредишь?

– Ну что ж, решено, я сейчас закажу билет, а вы с Ниночкой езжайте по магазинам, надо всем купить подарки!

Так мы и сделали. Набегавшись по магазинам, мы с Ниночкой вернулись домой, и дед сообщил мне, что билет заказан, с Олегом он переговорил, тот непременно меня встретит.

– Да, кстати, звонил Ален, я ему пока ничего не сказал.

– Потому что это не мое дело! Ты должна сама ему обо всем сказать.

– Да, верно, – согласилась я и тут же позвонила Алену. Он уже слышал по радио, что наша школа сгорела.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector